Ч. У. Ледбитер. АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН.

Ч. У. Ледбитер. АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН.

Даже в лучшем случае это процесс постепенный, и вполне могло так случиться, что человек умер, прежде чем он завершился хотя бы наполовину. В этом случае в его астральном теле должно было несомненно остаться достаточно материи низшего подплана, чтобы обеспечить вовсе не скоротечное пребывание на нём, но это будет материя, через которую сознание в данном воплощении не привыкло функционировать, а поскольку внезапно приобрести эту привычку оно не могло, человек останется на этом плане, пока его доля этой материи не будет рассеяна, но всё это время будет в бессознательном состоянии — то есть он будет практически спать весь период своего там пребывания, и таким образом многочисленные неприятные явления, с которыми там можно встретиться, нисколько на него не подействуют.

Однако тот, кто изучает оккультизм, может распорядиться своей астральной жизнью совсем иначе. Обычный человек, очнувшись от краткой бессознательности, которая, похоже, всегда следует после смерти, оказывается в определённых условиях, созданных ему элементалом желания, который перераспределил материю астрального тела. Он может принимать вибрации извне лишь через тот тип материи, которую элементал оставил снаружи, а потому его зрение ограничено этим конкретным подпланом. Человек принимает это ограничение как часть условий его новой жизни, а в действительности даже совершенно не сознаёт, что присутствует какое-то ограничение, и полагает, что видит всё, что можно там увидеть, поскольку ничего не знает об элементале или его действии. Но изучающий теософию всё это понимает, а потому знает, что это ограничение вовсе не является необходимостью. Зная это, он сразу же окажет сопротивление действию элементала желаний, и будет настойчиво стремиться сохранять своё астральное тело в том же состоянии, что оно было и при земной жизни — то есть когда все его частицы перемешаны и находятся в свободном движении. В результате этого он сможет воспринимать вибрации материи всех астральных подпланов одновременно, так что его взгляду будет вполне открыт весь астральный мир. Он сможет перемещаться в нём столь же свободно, как делал это во время физического сна, а потому — находить любого человека на астральном плане и общаться с ним вне зависимости от того, каким подпланом этот человек в данный момент ограничен.

Усилие, предпринимаемое для сопротивления перераспределению материи и для возвращения астрального тела к своему прежнему состоянию в точности подобно тому, которым во время физической жизни сопротивляются сильному желанию. Элементал по-своему, полусознательно, боится и старается передать свой страх человеку, так что последний часто обнаруживает, что в него закрадывается постоянное и сильное инстинктивное ощущение какой-то неописуемой опасности, которой можно избежать только допустив это самое перераспределение. Если же, однако, он постоянно сопротивляется этому иррациональному чувству страха спокойным утверждением своего собственного знания о том, что для страха нет причин, он со временем истощает силу сопротивления элементала, точно так же, как он много раз до этого сопротивлялся позывам желаний ещё в своей земной жизни. Так он станет живой силой в астральной жизни и сможет продолжать ту работу по помощи другим, которую он привык выполнять в часы своего сна.

Кстати можно заметить, что сообщение на астральном плане ограничено знаниями самого существа, точно так же как и здесь. В то время как ученик, способный использовать тело ума, может передавать свои мысли человеческим существам легче и быстрее, чем на земле, посредством умственных впечатлений, обитатели астрального плана обычно неспособны применять эту способность, но, похоже, подвержены ограничениям, подобным преобладающим и на земле, хотя не столь жёстким. В результате оказывается, что они, как и здесь, собираются в группы по общим симпатиям, верованиям и языку.

Поэтическая идея смерти, которая всех уравнивает — это простая нелепица, порождённая невежеством, поскольку фактически в огромном большинстве случаев потеря физического тела не вносит никаких перемен в характер или интеллект человека, а потому среди тех, кого мы обычно называем мёртвыми, имеется такое же разнообразие в разумности, как и среди живых.

Популярные западные религиозные учения о посмертных приключениях человека долгое время были столь дико неточными, что даже интеллигентные люди после смерти бывают страшно озадачены, когда в астральном мире к ним возвращается сознание. Условия, в которых оказывается новоприбывшие, столь радикально отличаются от того, к ожиданию чего их склоняли, что нередки случаи, когда они поначалу отказываются верить, что прошли через врата смерти. На самом деле наша хвалёная вера в бессмертие души имеет такую малую практическую ценность, что большинство людей сам факт, что они ещё в сознании, считают абсолютным доказательством того, что они не умерли.

Ужасная доктрина вечного наказания также ответственна за огромное количество самых жалких и совершенно беспочвенных страхов у этих новоприбывших в высшую жизнь. Во многих случаях они проводят долгое время в остром умственном страдании, прежде чем смогут освободиться от гибельного влияния этого отвратительного богохульства и осознать, что мир управляется не капризом какого-то демона, радующегося человеческим мучениям, а благосклонным и удивительно терпеливым законом эволюции. Многие из тех, кто принадлежит к рассматриваемому нами классу, и вовсе не достигают разумного понимания этого факта эволюции, а плывут через своё промежуточное астральное существование столь же бесцельно, как они потратили и физическую часть своих жизней. Таким образом после смерти, в точности как и до неё, лишь немногие что-то понимают в своём положении и знают, как лучше всего его использовать. Многие же этого знания ещё не приобрели, и как и в этой жизни, невежды редко готовы воспользоваться советом или примером мудрых.

Но каков бы ни был интеллект существа, его количество всегда колеблется и в целом постепенно уменьшается, поскольку низший ум человека притягивается в разных направлениях — с одной стороны, его высшей духовной природой, действующей сверху, а с другой — мощными силами желаний, действующими снизу. Потому он колеблется между ними, со всё большей склонностью к первому, по мере того как низшие желания истощаются.

Отсюда происходит одно из возражений против спиритических сеансов. Конечно, человек очень невежественный или деградировавший, войдя в контакт с кружком серьёзных спиритов, находящимся под руководством надёжного человека, несомненно научится многому, и это ему поможет и поднимет его. Но у обычного человека после смерти сознание постоянно поднимается от низшей части его природы к высшей, и очевидно, что его эволюции не поможет пробуждение этой низшей части от своего естественного и желательного бессознательного состояния, в которое она уже переходит, и притягивание её к земле для связи через медиума.

В этом можно увидеть особую опасность, если вспомнить, что поскольку истинный человек всё время постоянно удаляется в себя, у него остаётся всё меньше и меньше влияния на эту низшую часть, которая, тем не менее, пока разделение не завершится, обладает способностью создавать карму, причём это очевидно будет происходить при обстоятельствах, когда в её записи скорее добавится плохое, чем хорошее.

Но совершенно отдельно от вышеупомянутого существует ещё одно, куда более часто встречающееся влияние, которое может серьёзно замедлить продвижение развоплощённого существа к небесному миру, и это — сильная и неконтролируемая скорбь его ещё живущих друзей или родственников. Это один из многих печальных результатов ужасно неверных и даже антирелигиозных представлений о смерти, которых веками придерживались на Западе. Ведь мы не только причиняем себе этим огромное количество совершенно излишней боли и печали о временно ушедших от нас друзьях, но часто наносим серьёзный вред тем, кого так глубоко любим, самим этим сожалением, которое так остро переживаем.

В то время как наш ушедший брат мирно и естественно погружается в ту бессознательность, что предшествует пробуждению среди великолепия небесного мира, очень часто его вырывают из этого дремотного счастья, пробуждая к живым воспоминаниям о недавно покинутой земной жизни; и виной тому лишь страстная печаль и желания его друзей, оставшихся на земле. Эти чувства возбуждают соответствующие вибрации и в его собственном астральном теле, тем вызывая у него острый дискомфорт.

Тем, чьи товарищи ушли из этой жизни, хорошо было бы извлечь урок из этих несомненных фактов и научиться сдерживать свою печаль, которая, какой бы естественной она ни была, по сути всё же эгоистична. Не то, чтобы оккультное учение советовало забвение мёртвых — напротив, оно далеко от этого, но оно учит, что памятование об ушедшем друге с любовью к нему — это сила, которая, будучи верно направлена в русло искренних добрых пожеланий продвижения к небесному миру и спокойного прохождения через промежуточное состояние, может оказать ему реальную пользу, в то время как растрачивание её на скорбь и желание вернуть его окажется не только бесполезным, но просто вредным. А вот предписания совершения церемоний шраддхи в индуизме и молитв об умерших в католической церкви сделаны по верному побуждению.

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 »

« АКТИВНЫЙ ДВОЙНИК | Ч. У. Ледбитер. ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ. »

1111111