Ч. У. Ледбитер. АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН.

Ч. У. Ледбитер. АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН.

Для тренированного взгляда это уже не просто инертная масса камня. Во-первых, видна вся физическая материя скалы, а не только её малая часть; во-вторых, колебания её физических частиц доступны восприятию; в-третьих, видно, что у неё есть астральное соответствие, состоящее из различных степеней астральной материи, частицы которой тоже в постоянном движении; в-четвёртых, можно ясно видеть, как вселенская божественная жизнь действует в ней, как работает и во всём творении, хотя её проявления, естественно, значительно различаются на различных стадиях её нисхождения в материю, и для удобства каждой дано своё наименование. Сначала мы различаем её в трёх элементальных царствах; когда она вступает в минеральное царство, мы называем её минеральной монадой; в растительном царстве её описывают как растительную монаду, и так далее. Насколько нам известно, нет такой вещи как «мёртвая» материя.

В довершение ко всему, вокруг скалы можно увидеть окружающую её ауру, хотя она не так протяжённа и разнообразна, как у представителей высших царств; можно видеть и её элементальных обитателей, хотя правильнее было бы их назвать гномами — это одна из разновидностей природных духов. Здесь не место для полного изложения предмета жизни, пребывающей внутри; дальнейшие объяснения можно найти в «Человеке, видимом и невидимом», в одной из следующих глав данной книги и других работах по теософии. В случае растительного, животного и человеческого царств, естественно, будет гораздо больше усложнений.

Некоторые читатели, возможно возразят, что психистами, схватывающими иногда проблески астрального мира, никаких таких сложностей описано не было, не сообщали о них и проявлявшиеся на сеансах существа, но это легко объяснить. Немногие нетренированные лица, будь они живые или мёртвые, сразу же, не приобретя длительного опыта, видят вещи на этом плане такими, каковы они есть; и даже те, кто видят их полностью, зачастую бывают слишком изумлены и смущены, чтобы понять или запомнить их. Среди же незначительного меньшинства способных и видеть, и помнить, вряд ли найдётся кто-нибудь способный перевести эти воспоминания на язык нашего низшего плана. Многие нетренированные психисты вообще не подвергают свои видения научному исследованию — они лишь получают впечатление, которое может вполне верным, но может оказаться и наполовину ложным или полностью вводящим в заблуждение.

И последнее становится ещё более вероятным, если мы учтём, что игривые обитатели другого мира часто устраивают фокусы, против которых нетренированные люди оказываются совершенно беззащитными. Следует также помнить, что рядовой обитатель астрального плана при обычных условиях сознаёт лишь объекты этого плана, физическая же материя ему совершенно невидима, подобно как астральная невидима большинству человечества. Но поскольку, как было ранее замечено, у каждого физического предмета есть астральное соответствие, видимое астральному обитателю, можно подумать, что разница невелика, и всё же это составляет важную часть, образующую самую суть этой симметричной концепции.

Однако, если астральное существо постоянно работает через медиума, эти тонкие астральные чувства могут постепенно огрубеть настолько, что оно перестанет быть чувствительным к высшим степеням материи своего собственного плана, а вместо этого в пределах его видимости окажется физический мир. Тем не менее лишь тренированный пришелец из нашей жизни, вполне сознательный на обоих планах, может полагаться на своё зрение, видя и ясно, и одновременно. Надо понимать, что сложность здесь существует, и лишь когда её вполне понимают и разбираются с ней научно, есть гарантия против обмана или ошибки.

Можно сказать, что для седьмого или низшего подразделения астрального плана наш физический мир тоже является фоном, но вид его там лишь частичный и искажённый, поскольку все светлое, доброе и прекрасное представляется невидимым. В египетском папирусе писца Ани, составленном 4000 лет назад, это описано так: «Что за это место, куда я попал? Здесь нет ни воды, ни воздуха, оно глубоко и неизмеримо, оно чернее самой тёмной ночи, и люди беспомощно блуждают вокруг. Здесь человек не может жить в спокойствии сердца...»* Для находящегося на этом уровне несчастного человеческого существа воистину верно, что «земля полна тьмы и жестоких мест», но тьма эта исходит от него самого и заставляет его влачить существование в постоянной ночи зла и ужаса — настоящем аду; однако, как и все прочие ады, он — всецело создание самого человека.

__________
* «...И любовные желания тоже не могут быть здесь удовлетворены» — продолжает Ани. Цитата приводится по переводу Е. А. Уоллиса Баджа. — прим. пер.

Я не имею этим в виду, что седьмой подплан — совершенно воображаемый и не имеет объективного существования. Он располагается отчасти на поверхности земли, а отчасти (и, возможно, большей частью) под землёй, проникая твёрдую её кору. Но я хочу сказать, что никому из людей, ведущих чистую и порядочную жизнь, не придётся даже касаться этой исключительно нежелательной области, или хотя бы сознавать её существование. Если кто-то и соприкоснётся с ней, то всецело в силу своих грубых и злых действий, высказываний и мыслей.

Большинство изучающих находят исследование этого подразделения исключительно неприятной задачей из-за давящего чувства плотности и грубой материальности, которая неописуемо отвратительна для освобождённого астрального тела, создающего в нём ощущение проталкивания через какую-то чёрную, вязкую жидкость, а также поскольку тамошние обитатели и влияния обычно очень неприятны.

Первое, второе и третье подразделения, хотя и занимая то же место, тем не менее дают впечатление куда большей удалённости от физического мира, и соответственно, менее материальное. Обитающие там существа уже теряют из виду землю и её принадлежности; обычно они поглощены собой и в значительной степени сами создают своё окружение, хотя оно достаточно предметно для того, чтобы быть ощутимым для других существ и для ясновидения. Эта область и есть «страна лета», о которой мы так много слышим на спиритических сеансах, и спускающиеся оттуда и описывающие её несомненно говорят правду, насколько хватает их знания.

Именно на этих планах «духи» и вызывают к временному существованию свои дома, школы и города, хотя более ясному взгляду открывается, что они иногда являют жалкое несоответствие тому, чем они кажутся своим восхищённым творцам. Тем не менее, многие фантазии, обретающие там форму, обладают настоящей, хотя и временной красотой, и посетитель, не знающий ничего высшего, может в полном удовлетворении бродить по лесам и горам, красивым озёрам и прекрасным цветникам, которые в любом случае превосходят что-либо имеющееся в физическом мире, и он может даже построить подобный пейзаж согласно собственной причуде. Подробности различий между этими тремя высшими подпланами, вероятно, будет легче объяснить, когда мы перейдём к описанию их человеческих обитателей.

Отчёт об обстановке астрального плана был бы неполон без упоминания того, что часто, и по-моему, ошибочно, называют «записями астрального света». Эти записи (которые представляют собой нечто вроде материализации божественной памяти — живого фотографического воспроизведения всего, что когда-либо произошло) на самом деле постоянно запечатлены на некотором более высоком уровне, и лишь отражаются на астральном плане более или менее импульсивным образом; так что те, чья способность видения не поднимается выше этого плана, скорее всего вместо связного повествования получит лишь случайные и отрывочные картины прошлого. Тем не менее, эти отражённые картины всех видов прошлых событий постоянно воспроизводятся в астральном мире и образуют важную часть окружения находящегося там исследователя. Место позволяет мне здесь лишь упомянуть о них, но более полный отчёт об этом можно найти в VII главе моей маленькой книжки «Ясновидение».

« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 »

« АКТИВНЫЙ ДВОЙНИК | Ч. У. Ледбитер. ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ. »

1111111