ЖЕЛАННЫЙ БЕРЕГ ИЗГНАННЫХ ИЗ РАЯ

ЖЕЛАННЫЙ, БЕРЕГ, ИЗГНАННЫХ

Евгений ЛАЗАРЕВ

КАРТА ПРИЗРАЧНОГО МИРА

Когда над горами Саамиэдны - Лапландии, Земли Саамов - плывут с океана тучи, сливаясь со снежной белизной вершин или оттеняя ее своей торжественной синей глубиной, порою трудно бывает понять, облака это или унесенный ветром туман, или же просто заряды снега. Их контуры не рвутся, а текут, переливаются... И вдруг замечаешь их отсвет на океанской глади - и осознаешь, что не облака это, а свет: ослепительно белый, почти осязаемый, живой и трепетный, как тень гигантских незримых крыльев. 

В этом волшебном свете меняются очертания земли и вод, гор и далеких островов. Они не исчезают, но преображаются: горы, сглаженные миллиардами лет, становятся выше, а над серебристыми морскими водами чудятся контуры забытой чудесной страны, которой нет на современных картах. 

Но существуют древние карты, на которых изображен исчезнувший полярный материк, потерянный гиперборейский Рай. Эти карты, видимо, хранились в Египте, в Александрийской библиотеке; до нас же они дошли в копиях работы Герхарда Меркатора, жившего в XVI веке. Одна из его карт (1569 г.) воспроизводит очертания северной земли наиболее полно, без поправок на новые географические открытия тех лет. В надписи на карте сказано, что она основана на свидетельствах рыцарей короля Артура - искателей сокровенных святынь, а также на описаниях, сделанных путешественниками XIV века. Так что же, северный материк существовал всего шестьсот лет назад? Или путешественники фантазировали? Думается, ответ иной. Меркатор сообщает, что путники эти прошли до самых дальних пределов полярной земли «посредством магического искусства». Значит, речь идет о странствии духовном - а пилигримы духа могли прозревать и то, чего уже нет в вещественном мире. 

Но в таком случае, сколь точно определили они положение Гипербореи на параллелях и меридианах земного глобуса, сколь точно соотнесли свои видения с теми александрийскими картами, которые, возможно, были в их распоряжении? Не исключено, что Гиперборея простиралась и туда, где теперь находятся «осязаемые» земли. Всмотритесь в очертания «скандинавской» части Гипербореи у Меркатора. Если ее наложить на карту современной Скандинавии, обнаруживаются удивительные соответствия: горный хребет, идущий вдоль Норвегии и Кольского полуострова, совпадает с горами Гипербореи; гиперборейская река, что течет с этих гор, повторяет очертания Ботнического залива. Южная граница Гипербореи тогда проходит через Ладожское и Онежское озера, через Валаам и Выгорецию, сворачивая к северу - туда, где сейчас возвышаются над Кандалакшской губой Белого моря плосковершинные разрушенные горы - отрог срединного хребта Кольского полуострова (этот отрог обозначен и на карте Меркатора). 

Случайное совпадение? Но горы Скандинавии действительно очень древние, им около двух миллиардов лет. Вся Фенноскандия (Скандинавский кристаллический щит) в целом сохранила рельеф той бесконечно далекой эпохи. Сейчас Фенноскандия медленно поднимается; быть может это - сужденное от века возрождение фрагмента затонувшей, расколотой Гипербореи? Похоже, что именно так можно понять некоторые мифы и откровения провидцев.

ЖЕЛАННЫЙ БЕРЕГ ИЗГНАННЫХ ИЗ РАЯ

ПОД КРЫЛОМ ЛЕБЕДИНОЙ БОГИНИ

В традиционной арабской космографии земной мир окружен кольцом гор - изумрудным хребтом Каф, где обитает царственная птица Симург. Возможно, один из источников этих представлений - «Авеста», священное писание древних иранцев, которое сообщает о горах Хара; они окружали древнейшую землю мира, подобную Раю прародину ариев, где царил золотой век. В этой земле было священное море Ворукаша, а посреди него - гора Усхинду; целебные и чистые воды вытекали из этого моря по разным странам света" (1)... Разве это не вызывает в памяти карту Меркатора? 

В "Авесте" есть и места, которые можно истолковать как сведения о дальнейшей судьбе северного материка: о вызванных людскими грехами жестоких зимах, когда тучи снега» выпали даже на высочайших горах (оледенение?); о том времени, когда потекли великие воды, губя все живое. В эту бедственную эпоху от падших людей отлетело божественное Хварно (благодать, обладание которой дает счастье и силу) и кануло в море Ворукаша, сокрывшись «на дне глубоком моря, в глубинах бездны вод» (2)... 

Не это ли загадочное Хварно прозревали тысячелетия спустя русские поморы в удивительном образе «сердца морского»? Это живое, сострадающее сердце таится в глубинах Студеного моря - Ледовитого океана; оно утверждает высшую справедливость, воскрешая умирающих, которые стали жертвой людской несправедливости, - и они выходят из моря здоровые и «переновленные» (3)... Возможно, и не видевшие моря тибетские мистики - хотя они и принадлежат, по терминологии Рене Генона, не к гиперборейской, а к вторичной, атлантической традиции - свидетельствовали о том же таинственном северном «сердце», когда в своих видениях искали священный камень («Всеисполняющую Драгоценность») на дне океана. 

«Авеста», возможно, стоит ближе к изначальной, гиперборейской традиции. А русское поморы - откуда они получили свои знания? Быть может, их чарующие легенды о Гусиной Белой Земле, где играют вечные сполохи, где немолчные гусли восславляют павших героев, - это плод непосредственного мистического соприкосновения с самой Гипербореей, с ее духовным, нерушимым обликом? 

...Белой ночью у Белого моря, в негаснущем жемчужном свете неба, у подножия древних гор - быть может, когда-то бывших частью священной Хары - нетрудно поверить в реальность надземной обители, которую, по «Авесте», создали над этими горами Бессмертные Святые. Это обитель солнечного Митры, сама «полноравная Солнцу»; здесь «нет ни тьмы, ни ночи, ни холода, ни зноя, болезней смертоносных» (4)... Возможно, эту же обитель знали древние индийцы в образе небесного града Амаравати («Обитель Бессмертных»): он находится над горой Меру - священным центром Земли. Земное отражение небесного града давно сокрылось в волнах Ледовитого океана (не потому ли они так часто имеют лазурный, небесный оттенок?). Надземное же строение - не от бренного мира; оно по-прежнему служит источником откровений. 

Кто же хранит в веках надземный град и чудесное «сердце морское»? Из поморских легенд и финских рун, из скандинавских и кельтских саг встает величественный облик царицы морской и воздушной стихий, Царицы-Лебеди. Ее окружают двенадцать лебединых дев или братьев-лебедей; их может быть также шесть или три - столько же лучей бывает у снежинок, хрупких и древних символов Севера... 

В «Калевале» божественная Лебедь появляется и в образе воздушной девы Илматар - прародительницы мира, создавшей его на изначальных водах; и в образе морской царицы Велламо: не ее ли святилища дали имя дохристианскому Валааму? А рядом, в Заонежье (на тех же южных рубежах Гипербореи), где в XVII веке расцвела старообрядческая Выгореция, еще в каменном веке были вырублены на скалах священные рисунки, среди которых много изображений божественной Лебеди. Возможно, это были святилища народа, от которого произошли кельты - по Генону, прямые хранители гиперборейской традиции (5). Из наскальных рисунков ясно, что Лебединая богиня Выгореции ассоциировалась с солнцем. 

Древние греки тоже связывали Гиперборею - святую землю, исполненную музыки и неомраченного счастья, - с солнцем, с солнечным богом Аполлоном; его священной птицей был лебедь. Знаменитый Дельфийский оракул Аполлона был, по преданию, основан гипербореями, не раз посещавшими Элладу. Однажды, когда враги хотели разграбить Дельфийское святилище, перед ними явились призрачные гиперборейские воители, и варвары в страхе отступили (6)... 

Вряд ли в античную эпоху еще существовал весь материк, изображенный Г. Меркатором; скорее всего речь идет о жителях вновь поднявшейся из океана части древней Гипербореи - о тех, кто молился Лебединой богине на берегах Белого моря. Возможно, и образ солнечного бога у греков - сравнительно поздний, пришедший на смену образу богини лучезарного светила. Не исключено, что эта богиня - Илифия. Она была у гипербореев древней богиней-матерью. породившей творческое начало мира (в греческой, передаче - Эрота, вселенскую Любовь). А ее имя одного корня (vel) с такими словами, как «валькирия» - лебединая дева скандинавов, «филид» - вещий певец у кельтов, Велес - славянский бог мудрости... 

Наши знания о Гиперборее фрагментарны; все же мы имеем о ней одно глубоко символичное свидетельство - хотя его интерпретация и может показаться искусственной. Греческий поэт Пиндар (VI-V вв. до н. э.), воспевая Геракла, сообщает, что тот достиг страны гипербореев, преследуя чудесную златорогую лань (кстати, это один из солнечных символов). Эту лань по обету посвятила богине Артемиде плеяда Таигета (7), дочь Атланта - то есть Атлантида! 

«Дивный путь к сходу гипербореев» был указан древнему герою заветом Атлантиды... Если сейчас, в пламени Апокалипсиса, нам суждено вернуться к золотому веку, к безгрешному гиперборейскому Раю, то нужно ли повторять долгий и тяжкий путь атлантов, чей завет был исполнен уже после их гибели? Или есть иной путь свершить спасительное таинство?

ЖЕЛАННЫЙ БЕРЕГ ИЗГНАННЫХ ИЗ РАЯ

СВЯТОЙ КОВЧЕГ РОССИИ

Образ Гипербореи издавна знаком русской культуре. Речь не только о новгородских поморах, которые собственным сердцем ощутили близость земного Рая, странствуя по Студеному морю. И античные представления о Гиперборее на Руси были восприняты как нечто близкое; более того, образ Гипербореи здесь порой сближался с образом христианской России, противопоставляясь эллинской, языческой духовности (8). 

А святыни Российского Севера? Они находятся в Гиперборее - если Фенноскандия действительно ее возрожденная часть. Волшебные утесы Валаама, столь похожие на рукотворные твердыни, когда-то были островом в океанском заливе у берегов Гипербореи - северная Ладога сохранила безмерно древние контуры этого залива. Подобным островом, по-видимому, был и гранитный монолит Соловков: подобным, но все же иным. Недаром мистическое чувство северных иноков нашло им разные священные имена: Северный Афон - для сокровенного Валаама и Новый Иерусалим - для суровых Соловецких островов. 

Да, именно Новым Иерусалимом, надземным градом, который завещан грядущим векам, узрел Соловецкий монастырь инок Ипатий еще в 1667 году - в видении незадолго до начала трагического «соловецкого сидения» (9). Потом был новый акт северной мистерии - явление старообрядческой Выговской пустыни (тоже на древнем гиперборейском берегу). Погибла и Выгореция... А в следующем, безжалостном, веке свершились крестная жертва и вознесение из грешного мира Святой Руси, с пронзительной болью воспетые Николаем Клюевым в «Песни о Великой Матери» - лебединой песне поэта... 

Пророческая поэма Клюева во многом загадочна. Не снят покров тайны над «собором святых отцов» - в подземном храме, подобном чаше; на его стенах, в горном хрустале сверкают золотые жилы... Клюев помещает этот храм где-то под «зыбучими мхами» Выгореции - по-видимому, под Масельгским кряжем. Именно там в свое время «явился миру» духовный центр старообрядчества - у древних, почти совсем изглаженных ледниками гиперборейских гор (и золото действительно встречается в этих горах). 

А почему на собор были призваны не только христианские подвижники, но и суфий - в «снежно-синих» одеждах, «от розы и змеи рожденный»? Где находится подводный Алмазный Град? Туда, под океан, уйдут жемчужною тропой отцы-пустынники. Ибо Святая Русь уже «отошла к славам, к заливам светлым и купавам», покинув землю, от которой отвернулось небо: «Смежила солнечные очи София на семи столпах»... 

Быть может, Алмазный Град как-то связан с нерушимыми надземными строениями Гипербореи, с ведической обителью Амаравати? Или же - с «ледяными городами» морских цариц, которые прежде, до Апокалипсиса, как пишет Клюев, давали приют усопшим северянам - соловецким инокам, поморам, саамам... Впрочем, главное в поэме - не столько топография гиперборейского Града, сколько мистический итог собора отцов, к которому с упованием обращали взор и «китайские несториане», и Лама «из звездоликой Лхасы»: от Российского Севера, от Голгофы Святой Руси (олицетворенной у Клюева в образах Матери-Троицы или Параскевы) устремился на юг незримый спасительный поток - «невидимый Евфрат». Он заструился и к Китеж-граду, и к святыням буддизма, к Алтаю и Багдаду... 

Как в откровениях некоторых западных мистиков, тоже писавших о чудесном голубом потоке, он умиротворяет сердца и гасит страдания. А чтобы его разлив преобразил, трансмутировал весь мир, в «бесплотный корабль» - мистериальную ладью, или Брачный Ковчег, плывущий к Китежу, - должны, по пророчеству Клюева, войти святой Феодор Стратилат и дева Анастасия: достигший святости муж и воскресшая Святая Русь. Анастасия (греч. «воскресение»; в поэме - внучка почившей Параскевы) - один из сокровеннейших образов русских духовных сказаний. Это Утренняя Заря-Заряница, солнечная дева Настасья Замориевна - Владычица Морская, что выплывает из океанских глубин в окружении двенадцати лебединых дев. Тот же образ Лебединой богини... 

Клюевским пророчествам удивительно близко одно полузабытое творение другого посвященного поэта России - Александра Блока. В неоконченной пьесе «Дионис Гиперборейский» он описал символическое восхождение в снежные горы в поисках Бога. Те, кто остался внизу, «в мутном пятне города», и те, кто ушел слишком высоко, презрев землю, - не достигли цели. Лишь один юноша, победивший искушения и соблазны, переживший одиночество в ледяных горах, обрел «меру пути» к Богу - и получил Ответ. Ему явилась Она - «Дева Снежных Гор» (как некогда являлась одиноким поморам-зимовщикам на Шпицбергене), - и в союзе с Ней он обрел божественную гармонию духа и преображенной плоти... 

...На Кольском полуострове, в Кандалакше, бытуют легенды о чудесном колоколе, затонувшем в порожистой и чистой таежной реке Ниве. На ее берегах еще в дохристианскую эпоху располагались святилища, восходящие к каменному веку (к наследникам Гипербореи?). Звон колокола, сокрытого здесь, не слышен грешным, изгнанным из Рая; когда же они услышат этот звон, вернется изначальное, райское состояние Лапландии-Гипербореи. Но механических повторений не бывает в истории, и если взглянуть на это народное пророчество сквозь волшебный кристалл мифов, сквозь откровения Клюева и Блока, то можно наверное, сказать, что это будет новая гармония, освященная жертвенным страданием Матери-Лебеди - Святой Руси - и в то же время изначально чистая, как снега величественной Юмъечорр - «Горы Мертвых», - что высится неподалеку от Кандалакши подобно вратам загробного царства, из которого вернется Дева-Лебедь, осеняя нагорные снега серебристым сиянием ласковых крыльев. Свершится возвещенный союз в Чертоге Брачном, воскреснет Святая Русь. И только ли она? Или восстанут в славе и другие гиперборейские земли под крылом Снежной Лебеди - азиатский Север (возвестил же Нострадамус о грядущей «золотой стране Камшат» - Камчатке), и Северная Америка, воспринявшая два века назад заветы мудрых гиперборейцев - валаамских старцев? 
 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. «Авеста» (пер. И. М. Стеблин-Каменского). М., 1993. С. 66, 71. Кольцевые горы окружают и священный Валинор в космографии Дж.Толкиена, но это тема отдельного исследования.

2. Там же. С. 163, 178.

3. Шергин Б. В. Поморские были и сказания. М., 1957. С. 136.

4. «Авеста». С. 89.

5. Московский историк А. Л. Никитин выдвинул гипотезу о пракельтском «народе Белого моря», который создал здешние наскальные святилища и каменные лабиринты. См. запись беседы с А. Л. Никитиным в кн.: Георги В. С. Путь на Грумант. Петрозаводск, 1991. С. 48-63.

6. Пиндар. Вакхилид. М., 1980. С. 109-110.

7. Пиндар. С. 21.

8. Именно так прочитываются, например, некоторые высказывания Максима Грека (см.: Бушкович П. Максим Грек - поэт-«гипербореец» // ТОДРЛ. Вып. ХLVII. СПб., 1993. С. 126.

9. Чумичева О. В. Повесть о видении инока Ипатия и настроения в Соловецком монастыре накануне восстания 1667-1676 гг. // ТОДРЛ. Вып. ХLVII. СПб., 1993. С. 290.

Здесь может быть Ваша реклама!