Мастера Дзэн. ИНЬ ЮАНЬ (ИН-ГЕН). ХАНЬ ШАНЬ.

Мастера Дзэн. ИНЬ ЮАНЬ (ИН-ГЕН). ХАНЬ ШАНЬ.

Из издания «Палец, указывающий на Луну»

Учитель родился в Сян Чжоу (Сошу, ныне Камакура) в Японии. Его светское имя Дэн (Фудзивара), он был дворянином. Его рождению предшествовало благоприятное предзнаменование.

30-ти лет он оставил своих родителей, обрил голову и получил полное Посвящение. Тогда он пересек море, направляясь в Китай, где посетил настоятеля У Чена из Тянь Тая. У Чен убедил его повидать Чун Фэна из Тянь My. Последний принял его и позволил стать своим слушателем.

Учитель несколько раз подвергал свое понимание Дхармы проверке Чун Фэна, и однажды китайский Учитель побранил его, говоря: "Как можешь ты быть свободным от уз, если ты не освободился от органов чувств и их данных".

Учитель, удалившись, горько плакал. После этого он не хотел ни есть, ни спать. Чун Фэн почувствовал сострадание, видя его серьезное отношение, и сказал ему: "Ум содержит мириады явлений; когда он заблуждается, то подвержен рождению и смерти, а когда ум Просветлен, то наступает Нирвана. Хотя Самсарическое заблуждение не может быть легко устранено, все же Нирваническое Просветление подобно золотой пыли, брошенной в глаза. Ты должен знать, что Мудрость (Праджня) подобна массе огня, который сжигает все, чего касается. Если ты позволишь возникнуть мысли, которая не возвращается обратно, и можешь сохранить ее в твоем переселении через рождение и смерть, ты будешь, в гармонии с Дао. Но перед твоим пробуждением, даже если тысяча Шакьямуни и десять тысяч Майтрей влили бы всю воду из четырех Великих океанов в твой орган слуха, это все еще было бы ложью и заразой, которые находятся вдали от окончательного". Эти слова так напугали Учителя, что у него выступил обильный пот.

Однажды он пробудился к пониманию глубокого значения и пришел повидать Чун Фэна, говоря: "Я столкнулся с серебряным холмом и железной стеной и проник сквозь них". Чун Фэн сказал: "Если ты проник за серебряный холм и железную стену, то почему ты приходишь и видишь меня?" (Чун Фэн убеждал Учителя отбросить даже идею о преодолении всех препятствий, чтобы уничтожить его последнюю привязанность.) Учитель немедленно понял, что подразумевал Чун Фэн. Последний сказал: "Хорошенько заботься о своем пробуждении и старайся сохранить его". (После пробуждения ученик еще должен "постепенно обрезать старые привычки, которые накопились в течение времени без начала. Поэтому ученик должен быть очень внимательным, чтобы сохранить "святой плод" я питать его, как говорят учителя.)

Однажды Учитель почувствовал себя нездоровым и сказал прислужнику: "Время пришло: дай мне перо и чернила". Затем он добавил: "Моя ступа готова, но не хватает надписи". Он написал два больших иероглифа "Синь Вэнь" (ментальное впечатление), сел прямо и умер.

Так как ученики - намеревались написать его портрет и просили его сделать собственноручную надпись, Учитель перед смертью начертил окружность (означающую всеобъемлющую Дхармакайю, которая не имеет ни начала, ни конца) и написал следующую Гатху:
"Сокровенная форма кристально чиста
(сокровенная или чудесная форма - та, которая включена и в ноумен и в феномен),
Она абсолютна и неизменна.
Она находится повсюду;
Каково же тогда его лицо?"
(Она непостижима и неописуема, но условно называется
"Основным, фундаментальным или истинным, лицом").

Согласно преданию, Учитель не вернулся в Японию и умер в Китае.

Когда Учителю Хань Шаню было 9 лет, мать послала его в монастырь, где он обучался Сутрам и литературе. В 19 лет ученый монах побудил его изучать изречения Чун Фэна и практиковать медитацию Чань. Так как он не знал ее сущности, то сосредоточил ум на повторении имени Амитабхи Будды непрерывно, в течение дней и ночей.

Однажды он увидел во сне Амитабху Будду с Его двумя помощниками - Бодхисаттвами. После этого Трое Святых из Западного Рая Блаженства постоянно появлялись перед его глазами, и он был уверен, что достигнет успеха в своем совершенствовании.

Раз, слушая комментарии к Самадхи Символа Океана, как этому учит Аватамсака Сутра, он пробудился к глубокому значению беспрепятственной независимости всех явлений в Обители Дхармы. Просветленный учитель У Ци убедил его присутствовать на медитационном собрании и смотреть в Кунан "Кто повторяет имя Будды?" Хань Шань достиг успеха в единении мысли и 3 месяца не замечал присутствия общины и не думал о деятельности ее монахов.

В конце этой Долгой медитации, когда он оставил свое сиденье, его ум был в том же состоянии, как и до начала. Он вышел и не увидел ни одного человека на переполненной базарной площади.

В 28 лет он пошел на гору У Тай, чтобы остаться там и медитировать, но не выдержал сурового климата и вернулся в столицу. Однажды он вскарабкался на пик горы Пан Шань, где встретил отшельника, отказавшегося с ним говорить. Однако он остался в пещере со своим безмолвным хозяином. Однажды Хань Шань вышел на обычную прогулку. Внезапно его лоб словно взорвался с громким шумом, подобным грому, и его окружение полностью исчезло. Это состояние пустоты продолжалось около получаса. Постепенно он снова почувствовал присутствие своего тела и ума и стал опять сознавать окружение. Он испытал исчезновение тела (потерю веса) и блаженство, которое нельзя было описать словами. Отшельник заговорил и предупредил его, что состояние, которое он только что испытал, было лишь Просветлением "формы", к которой не следует привязываться.

Из столицы он вернулся к горе У Тай через монастырь Шао Линь, где однажды останавливался Бодхидхарма, а также Хо Дунь, осмотревший резьбу печатных блоков для издания Чжао Луня с комментариями - трактата, написанного известным Учителем Шэнь Чао, главным учеником и помощником Кумарадживы в его трудах по переводу Индийских Сутр на китайский язык.

Хань Шань все еще не имел полной ясности относительно Учения о неизменности всех явлений, но после прочтения этого трактата еще раз внезапно пробудился к Глубокому Учению. Он встал со своего ложа медитации и пошел к алтарю Будды; заметив неподвижность повсюду, поднял штору, но листья, кружившиеся на ветру, казались неподвижными. С этого момента все его сомнения относительно рождения и смерти исчезли. Ему было 30 лет. Тогда он пошел на гору У Тай, чтобы медитировать там, но сначала почувствовал помеху громко ревущей воды, которая стремительно неслась вниз с горы. Однако он вспомнил рассказ о Полном Просветлении Авалокитешвары посредством способности слышать и пошел к деревянному мосту, где и сел для медитации. Шум очень мешал, но с помощью своего заостренного сосредоточения, через долгое время, он слышал его только тогда, когда ум был потревожен мыслями. Внезапно его тело исчезло, и он больше не слышал шума воды. Однажды после еды, когда он стоял, внезапно вошел в Самадхи, и его тело и ум исчезли и были заменены обширным блеском, подобным круглому зеркалу, в котором появились окружающие его предметы. Он почувствовал себя легко в этой ясности, не встречая никакой помехи извне. Он был один и не знал, как долго находился в состоянии Самадхи. И когда вышел из него, очаг его был покрыт слоем пыли.

Он открыл Шурангаму Сутру, чтобы проверить Пробуждение. Вскоре после этого он заболел болезнью Чань* и освободился от нее после, просидев в медитации 5 дней и ночей подряд. После этого он испытал неописуемое блаженство. У него было много переживаний, но 2 из них имели особое значение. В каждом он сидел со скрещенными ногами, лицом к лицу с другим Просветленным, 40 суток подряд без сна.

_____________________

* (Болезнь Чань возникает после Большого Пробуждения, если Жизненный Принцип не циркулирует свободно через психические центры в теле. Медитирующий тогда охвачен непреодолимым желанием танцевать, прыгать, жестикулировать, мычать, болтать и странно вести себя без видимой причины. Слова приходят к нему бесконечной чередой, и их нельзя остановить.)

« Мастера Дзэн. ХАКУИН. | УЧИТЕЛЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ »

Здесь может быть Ваша реклама!