Лхамо - женщина-оракул из Катманду.

Лхамо - женщина-оракул из Катманду.

Юрга Иванаускате
Глава из книги "Путешествие в Шамбалу".
Перевод c литовского Наталии Воробьевой.

В Катманду я снова вспоминаю о своей смерти. Только о ней я и размышляю день-деньской, наблюдая за тем, что происходит там, где когда-то располагался могильник Нага Талапа. Теперь здесь простирается огромная, изборожденная тропинками, окруженная белыми и красными монастырями пустошь, выжженная солнцем площадь со скудными пучками травы, высохшими кустарниками и обилием мусора. Именно он и привлекает сюда стада откормленных, коров с блестящими боками и величественных, белоснежных, широкорогих волов. Эти прекрасные животные, словно шагнувшие с картинок из жизни Кришны, с явным удовольствием поедают пластиковые мешки, старые газеты и гнилые овощи, а потом лежат, облепленные сидящими на них птицами, погруженные в глубокую медитацию, которой может позавидовать любой йог. Пустошь нравится собакам, особенно сукам с многочисленными собачьими стаями.

Рассказывают, что махасиддха Кукурипа последние годы своей жизни проводил в окружении сук, которые на самом деле были дакини, отказавшись от общения с людьми. Возможно, и теперь, распевая свои эксцентрические песни, он бродит по пустырю, поскольку замечаю, как собаки вереницей начинают иногда следовать за кем-то незримым, а то укладываются в кружок, уставившись в одну точку, и вдруг принимаются отчаянно лаять, а по ночам, словно вторя кому-то, охваченному неземной тоской, разражаются душераздирающим воем.

Любят это место и люди. Они, как коровы или собаки, испытывают необходимость непременно здесь облегчиться, таким образом, превращая космический могильник в космическую уборную. Справляя свою нужду, как того требует природа, они сердечно меж собой беседуют или приглашают проходящих мимо знакомых присоединиться к этому занятию. Тибетские бабульки закидывают на головы юбки и посверкивают белыми задницами, мужчины, затянув звонкоголосые гималайские песни, долго и деловито ковыряются у себя в причинном месте, а детвора - едва научившиеся ходить маленькие монахи - с нескрываемым удовольствием выныривают из своей священной, но весьма неудобной одежды и сидят под кустом, в чем мать родила. Их коллеги постарше приходят на пустырь погонять в футбол или поиграть в бейсбол. Для этого монахи - любители спорта отгородили для себя не слишком загаженный земельный лоскут могильника. Перед началом соревнований великие энтузиасты еще и переодеваются, на глазах превращаясь будто бы сошедших с обложки журнала "спортсменов", а те, кто наиболее отдается доктрине Будды, бегают в развевающихся монашеских юбках или уж хотя бы завязывают их между ногами наподобие шаровар.

Миряне тоже играют: в карты, шашки, кости. Они не столь разборчивы, как монахи, поэтому усаживаются где попало, среди мусора и испражнений. А может, они уже познали то, о чем пели медитирующие на кладбищах йоги и йогини: "Сансара, украшение нирваны, бесценное ожерелье из драгоценных камней и навоза...". Дети игроков в это время ищут клады и бурно радуются, найдя какую-нибудь железку, осколок, а что уж говорить о жестянке из-под "Пепси"! На пустоши также дискутируют, читают газеты, загорают на солнце или спят. По тропинкам один за другим бредут торговцы, во весь голос распевая свои литании, рекламные песни, просто орут или выкрикивают один-единственный магический клич: "Барам!", по-видимому, имеющий отношение к тому, что находится в корзинке, накрытой красными, влажными тряпочками, а корзинка установлена на голове высокорослого жилистого продавца. Пронзительный, прерываемый свистом, крик: "Апли! Апли!" сообщает о полюбившейся всем белесой жидкости, булькающей в больших глиняных кувшинах, висящих на коромысле. "Дардум! Дардум!" - стучит в бубен сладкоглазый усач, словно дерево изобилия, увешанный пластмассовыми браслетами всех цветов радуги, пакетиками со сверкающими тилаками, бюстгальтерами, чулками, трусиками... В плоских плетеных корзинах, прикрепленных к коромыслу, в маленьких глиняных мисочках здесь разносят почти весь товар: зыбко подрагивающий свежайший творог; готовый к употреблению, заботливо заквашенный в глиняных мисках йогурт; приправы, способные удовлетворить вкус любого требовательного гурмана; веера из павлиньих перьев, метелки из пальмовых листьев, птицы в клетках, национальные шапочки типа пилоток, мотоциклетные шлемы, как попало сваленные статуэтки Шивы, Ганеши или Будды и гирлянды оранжевых цветов, чтобы почтить их алтари.

Однако любимейший товар всех гостей могильника - розовые сладости, развешенные длинными рядами на поперечине поднятой вверх палки. Их продавец, издалека напоминающий священнослужителя, несущего хоругвь во время крестного хода, о своем появлении сообщает позваниванием в колокольчик. Изредка здесь появляются и шерпы, похожие на кусочки сушеного мяса мужчины мелкого телосложения, их обычная одежда - обтрепанные шорты и переброшенная через плечо веревка. Люди посмеиваются, дескать, вон они, босые, полуголые, доставляют альпинистов на Эверест, и никому в голову не приходит, что проводник, в единственном числе, волокущий на плечах две чугунных ванны или гигантский стальной сейф, заслуживает занесения в книгу рекордов Гинеса.

1 2 3 4 5 6 »

« Unicorn Energy Healing System | Экстрасенсорное восприятие в общем ряду психических функций. »

Здесь может быть Ваша реклама!