Парадокс лжи

Парадокс

Николай Бердяев


Огромна роль лжи в человеческой жизни. Мир захлебывается от лжи. На проблему лжи слишком мало внимания обращали философы. Лгут не только люди лживые по природе, но и люди правдивые. Лгут не только сознательно, но и бессознательно. Люди живут в страхе, и ложь есть орудие защиты. Структура сознания деформируется функцией лжи, порожденной страхом. Существует несколько типов лжи, и наиболее интересен тот тип лжи, который сознается не как грех и порок, а как долг. Элементарным представляется тип лжи корыстной, как средства для достижения эгоистических целей. Есть тип лжи бескорыстной, почти художественной, когда человек не делает различия между реальностью и собственной выдумкой. Этот тип тоже не будет меня интересовать. Есть еще тип лжи из сострадания, который может быть спасением жизни другого человека. Правдивость не означает формализма и педантизма. Нравственный акт человека всегда творчески- индивидуальный и совершается для конкретного случая жизни, единичного и неповторимого. Но наибольшее значение имеет ложь социальная, утверждаемая как долг. Это она заполняет жизнь государств и обществ, поддерживает цивилизацию, это ею гордятся, как предохранением от распада и анархии.

Глубоко вкорененные в массовое сознание мифы являются выражением этой лжи. Через эти организованные мифы ложь управляет миром, охраняя человеческие общества. Древние мифы возникали из коллективного бессознательного творчества, и в основании их всегда были какие-то реальности. Современным мифам свойственна сознательно организованная ложь. В них нет наивности. Это будет звучать пессимистично, но нужно признать, что ложь кладется в основание организации общества. Чистая, ничем не прикрытая истина могла бы привести к концу всех вещей, к распаду обществ и государств, — говорят защитники прагматизма лжи. Политика в значительной степени есть искусство управления человеческими массами, т.е. предполагает демагогию, т.е. предполагает ложь. Это искусство пользуется мифами, которые не являются случайным продуктом фантазии, которые носят сознательно-организованный характер. Миф одинаково создается о предмете любви и предмете ненависти, в нем сильные эмоции достигают большой напряженности и конкретности. Эрос и анти-эрос одинаково вызывают работу воспаленной фантазии, создающей образы. Ложь, признанная социально-полезной, сейчас достигает в мифе столь небывалых размеров и настолько деформирует сознание, что ставится вопрос о радикальном изменении отношения к истине и лжи,об исчезновении самого критерия истины. И раньше ложь играла немалую роль в политической жизни. В дипломатии всегда прибегали к хитрости и коварству. С начала Нового времени макиавеллизм вошел в Европе в систему управления государствами. Но все же ложь не признавалась окончательно высшим принципом жизни, стремящейся к возрастанию и могуществу. Изменение отношения к истине было уже у Ницше, у Маркса, в прагматической философии. Ницше уже говорил, что истина есть порождение воли к могуществу. Маркс учил, что познание истины связано неразрывно с революционной классовой борьбой и не может быть истина отрешенной от этой борьбы. Прагматическая философия утверждает, что истина есть полезное и плодотворное для процесса жизни. Таким образом, истина целиком подчиняется витальному процессу, ее критерием является возрастание могущества жизни. И это на практике приводит к тому, что перестают искать истины, ищут силы. Но для приобретения силы ложь может оказаться плодотворнее истины. Ищут силы потому, что чувствуют себя погибающими в мире, который пришел в жидкое состояние, в котором нет уже твердых тел. Я помню, как на одном международном съезде в Германии, незадолго до пришествия Гитлера к власти, был прочитан доклад о настроениях немецкого студенчества, и основной мыслью этого доклада была, что студенты перестали искать истины и ищут силы. Отсюда необычайная роль техники в современной жизни.

Здесь может быть Ваша реклама!