Периоды расцвета астрологии в древней Греции, Египте и Риме

Периоды, расцвета, астрологии, древней, Греции, Египте, Риме

Периоды формирования и расцвета астрологии в древней Греции, Египте и Риме
(537г. — I в. до н. э.)
   

   Астрологические представления, встречающиеся уже у Гомера и Гесиода и заимствованные у вавилонян, послужили благотворной основой для последующего восприятия астрологических доктрин, созданных вавилонским мудрецом Бероссом и подхваченных Фалесом, Пифагором и Демокритом, а теория и методы египетской астрологии нашли свое освещение в сочинениях Манефона Себеннитского. Приверженцами астрологии были и стоики. Астрологией также занимались все древнегреческие астрономы.
   Эвдокс Книдский, автор теории концентрических сфер, первым из астрономов посвятил себя занятиям астрологией. Гиппократ с острова Кос в своем труде «De Aere Aqua et locis» («О воздухе, воде и местностях», около 300 г. до н. э.) подробно изложил преимущества астрологического метода в связи с диагностикой, прогнозированием и лечением болезней. При этом прогностический аспект в медицине он ставил выше диагностического, более распространенного в настоящее время. Так, Александрийская медицинская школа строила методы лечения в соответствии с астрологическими показаниями. Центром астрологии того времени служила Александрия. Из наиболее известных представителей александрийской астрологической школы этого периода следует упомянуть Нехепсо-Нетосинуса, считавшегося великим магом и астрологом. Этому фараону и его верховному жрецу Петозирису приписывается авторство знаменитого компилятивного труда под названием «Библия звездочетов» (датируемого 150 г. до н. э.). претендующего на Божественное откровение.
   Сохранилось немало извлечений из этого произведения в позднейшей астрологической литературе на греческом и латинском языках. Изображение знаков Зодиака, принятых Александрийской астрологической традицией, можно увидеть на плафоне храма в Дендерах (около 14 — 37 г. до н.э.).
   Культ звезд не был особенно популярным в Греции. Лишь на острове Кос, впоследствии ставшим воспреемником астрологических традиций Вавилонии, существовал культ служения звездным Богам.   Воззрения греков в отношении вопросов, связанных с могуществом звезд, изначально имели существенные различия, что следует из стихов Архилоха и Пиндара, посвященных солнечному затмению. Архилох упрекает Зевса в содеянном, чем весьма ужасает Пиндара, уверенного, согласно распространенному в Фессалии поверью, в том, что затмения обусловлены действиями ведьм, способных стащить Луну на Землю. Лунное затмение 27 августа 443 г. до н. э. во время сицилийской экспедиции, описанное Фукидидом в «Истории Пелопоннесской войны», заставило афинян, по совету Никия, задержаться у стен Сиракуз. Иначе трактовал подобные явления Перикл: по словам Плутарха, во время солнечного затмения, имевшего место перед отбытием афинского флота в первый год Пелопоннесской войны, он накрыл лицо одного из солдат своим плащом и спросил его, что видно при этом, желая проиллюстрировать на конкретном примере, каким образом может Луна заслонить Солнце. Своим познаниям в области астрономии Перикл был обязан Анаксагору, находившему естественное объяснение всех небесных явлений.
   Развитие астрологических представлений эллинистической Греции осуществлялось в трех направлениях:
   1.Звездный культ, когда каждая звезда рассматривалась в качестве определенного Божества, которому возносились соответствующие молит­вы и приносились жертвы.
   2.Толкование звезд, когда целью наблюдений за звездами служило выявление обстоятельств, связанных с человеческими судьбами. При этом имели место два различных концептуальных подхода:
— звезды делают так, что...
— звезды свидетельствуют о том, что...
   3.Астральная мистика, т. е. вера в существование взаимозависимости метампсихоза (переселения душ) и звезд.
   Отношение греков к небесным светилам не было однозначным. Планеты обозначались в соответствии с приписываемыми им свойствами или по имени соответствующего Божества. В основе веры в божественность созвездий лежит концепция пифагорейской школы, развитая впоследствии в «Тимее» Платона. В частности, Филолай, современник Платона, представитель пифагорейской школы с ее мистикой чисел, соотнося углы треугольника с Богами, отождествляет Зевса с числом 12 и додекаэдром, что обусловлено 12-летним периодом обращения Юпитера (Зевса) вокруг Солнца. В «Пире» Платона Аристофан предвосхищает миф о детях планет. Наиболее отчетливо эллинистические астрологические представления проявляются в заключительном мифе «Государства» Платона, где Платон, по сути, закладывает основу для последующего развития астрологических идей, а в диалоге «Политик» происходящие на Земле события ставит в зависимость от космических явлений. Надгробные стеллы (Потидеи) эллинов свидетельствуют о вере в переселение душ умерших на звезды.

Распространению астрологических представлений среди стоиков также способствовало и то, что первыми стопками были семиты ближневосточного происхождения. Кроме того, глава школы Посейдоний находился под сильным влиянием веры в могущество звезд. Волна астрологических представлений, захлестнувшая эллинистическую Грецию, вызвала бурный протест со стороны ученых и философов. С аргументами против астрологии выступил Карнеад. «Можно ли говорить о влиянии звезд на судьбу человека, — спрашивал ученый, — если люди, рожденные под разными созвездиями, но оказавшиеся в бурю на одном тонущем корабле, одинаково погибнут при кораблекрушении? Неужели гороскоп каждого, отдельно взятого лица, предвещал смерть?».
   Стоики решили оспорить доводы Карнеада: их спор нашел отражение в трактате Цицерона «О предсказаниях» («De divinatione»). Вопрос об утрате свободы воли и нравственной ответственности за содеянное неоднократно поднимался стоиками. В этом смысле показателен ответ поэта и астролога Манилия, автора поэмы «Астрономика», восходящий к воззрениям стоиков: «поп refert scelus unde cadit, scelus esse fatendumst» (Не важно почему совершено преступление; преступление остается преступлением.).Основная мысль стоиков этого периода выражена в знаменитых словах Сенеки: «Ducunt volentem fata, nolentem trahunt» (Желающего судьба ведет, нежелающего заставляет следовать предписанному.). Звезды воспринимались стоиками в качестве Богов, а человек — как звездное существо, цель которого заключалась в осознании своего родства и возвращении на исконную родину: «Quis caelum posset nisi caeli munere nosse. Et reperire deum nisi qui pars ipse deorum est» (Никто не сможет узнать Небо без дарованного Небом. И никто не отыщет Бога, если не является частью его сущности.).

Люстрио
История астрологии

Здесь может быть Ваша реклама!