Угроза жизни - форма "милости"? Рам Дас.

Угроза жизни - форма "милости"? Рам Дас.

(эксклюзивное интервью с Рам Дассом)

Книги и лекции Рам Дасса служили источником вдохновения для многих людей. Рам Дасс (формально Ричард Альперт - профессор Гарварда и давний друг Тимоти Лири) является тем, кто ответственен за обращение многих на Западе к идеям религиозного Востока, и он автор вдохновенных и классических уже книг "Будь здесь и теперь!", "Это только танец" и "Путешествие к пробуждению". Он создал Фонд Ханумана для распространения духовности непосредственно социальной деятельностью и Фонд Севы (Seva - "служение"), занимающийся проблемами здравоохранения и правосудия, которой сыграл значительную роль в борьбе против эпидемии слепоты в Индии и Непале.

В феврале 1997 года у Рам Дасса был инсульт. Я взял у него интервью 7-го апреля 1997 года, чтобы узнать, как удар повлиял на его взгляд на жизнь. На протяжении интервью у него были затруднения с тем, чтобы находить слова, было много долгих пауз, но я мог бы сказать, что его рассудок и дух не претерпели каких-либо изменений. Несмотря на эти трудности, это был все тот же старый Рам Дасс, и я нашел его более вдохновенным, нежели когда-либо.
Дэвид Джей Браун.

____________________

Вопрос: Что вы помните о перенесенном ударе?

Рам Дасс: Я лежал в кровати, фантазируя, что я - старый человек. Я искал в себе путь, чтобы пережить в себе эту фантазию, потому что писал книгу, посвященную осознанному старению, и поскольку мне было всего шестьдесят пять лет, я полагал, что еще слишком молод, чтобы писать подобные книги. Мой друг позвонил из Нью-Йорка и сказал, что мой голос звучит как у больного. В то время, как я фантазировал о том, каково быть старым, я не заметил, что меня хватил удар. А он позвонил моим секретарям, которые жили поблизости, и сказал им, что он думает, что со мной что-то не так. Мои секретари прибыли сразу же.

К тому времени я выбрался из кровати и лежал на полу. Эта нога у меня была такой же слабой, какой, как я полагал, она должна была бы у меня быть, когда я постарею. Мои секретари поглядели на меня и позвонили по 911. Следующее, что было - это как я смотрел на лица этих молодых пожарных. Я подумал, что они смотрят на меня, как на старика, я все еще не припоминаю, чтобы такое случалось, когда я был в инвалидном кресле в больнице. Друзья, медсестры и доктора - все входили с обеспокоенным видом, потому что им сказали, что я умираю. Но я лишь думал, что наслаждаюсь фантазиями о собственной старости, и в действительности совсем не болен.

Вопрос: Как удар повлиял на физиологию вашего тела и ментальное состояние?

Рам Дасс: Это повредило мой мозг так, что я не могу двигать правой рукой и ногой. Вся правая часть моего тела в значительной степени онемела вплоть до кожи, но тем не менее я испытываю сильную боль. Удар также повлиял на мою способность разговаривать. Я испытываю затруднение в выражении концепций. Прихожая с гардеробом для концепций - место, где я облачаю их в слова - была повреждена ударом. У меня есть концепции, но нет слов, чтобы с ними поиграть.

Вопрос: Чему научил вас удар?

Рам Дасс: Мой гуру говорил, что страдание приближает его к Богу. Я также обнаружил это. Удар благожелателен, ибо страдание приближает меня к Богу. Это милость гуру и его благословение - удар. До удара я наслаждался игрой в гольф, вождением своего "мустанга", игрой на виолончели. Теперь я не в состоянии делать ничего из всего этого. Я не могу ничего делать, делать, делать - все время.

Путь приблизил меня к тому, что произошло, к началу - вместе с ударом началось мое новое воплощение. В своем прошлом воплощении я был игрок в гольф, водитель спортивного автомобиля, музыкант. Теперь я все это оставил. Психологическое страдание приходит лишь когда я сравниваю воплощения - когда говорят: "О, я был способен играть на виолончели..." Поэтому я говорю, что мой гуру ударил меня, чтобы приблизить меня к области духовного.
Я узнал, что тишина хороша. Я знал и прежде, но полностью убедился лишь теперь. Я узнал кое-что о "помощи". В моей прежней жизни я был "оказывающим помощь", и служение было моей силой. Теперь я беспомощен. Вместо моей книги "Как я могу вам помочь?" у меня должна быть книга "Как вы можете помочь мне?". Начиная с того места, когда я просыпаюсь утром, я нуждаюсь в помощи. Идя в ванную, принимая пищу, направляясь куда-либо, я должен просить помощи от окружающих. Это - бессилие. Но я узнал, что и эта роль может быть сыграна с состраданием так, чтобы и я, и мои помощники могли служить друг другу.

Вопрос: Как удар подействовал на ваши духовные воззрения?

Рам Дасс: Это перенесло меня глубже в Карма-Йогу. Это - моя карма, это также и моя йога. Думаю, это преподает мне, что страдание подобно камню, который катится в сторону духовной цели. Мой инсульт оказал воздействие также и на других людей. Я был духовным другом для многих-многих людей - через мои книги, ленты или лекции. Я был фигурой, которую они отождествляли определенным образом - и мой инсульт потряс их. Они не могли понять: как человек такой большой духовности, может страдать от инсульта. Это поколебало уверенность в том, что к хорошим людям приходит только хорошее. Я всегда хотел открыть сердца людей, и мой удар сделал это намного лучше, чем все мои книги, ленты или что-нибудь еще.

Вопрос: Какую помощь оказала вам медицинская марихуана?

Рам Дасс: Она помогала мне утихомирить боль. Она также дала мне иной взгляд на инсульт, это также из области духовного. Я нашел мало врачей, которые бы понимали, что медицинская марихуана полезна для людей, переживших инсульт, хотя имеются данные, что это действительно полезно в таких случаях, так как оказывает положительное влияние на функционирование мозга. Мне пришлось бороться с докторами, чтобы я мог использовать медицинскую марихуану.

Вопрос: У вас были какие-либо психоделические переживания после удара?

Рам Дасс: Безусловно.

Вопрос: Они как-то отличались от того, что было до удара?

Рам Дасс: Нет, не особенно. Но я думаю, что психоделические опыты помогли мне обрести иную перспективу. Их помощь была в том, чтобы оберегать меня от воззрений окружающих меня умов врачей, сосредоточенных на теле. Мне же были необходимы психоделики, чтобы сосредоточиться на духе.

Вопрос: Что, по вашему мнению, случается с сознанием после смерти физического тела?

Рам Дасс: Я думаю - оно перепрыгивает в определенное тело на определенном плане существования и пребывает так, переходя из формы в форму, до тех пор, пока - как этому учит Буддизм - не сливается с Бесформенным. С точки зрения Индуизма, сознание продолжает перевоплощаться, обретая новые опыты души.

Вопрос: Есть ли еще что-то, что бы вы хотели добавить относительно того, какое воздействие на вас оказал инсульт?

Рам Дасс: Думаю, это помогло мне стать более человечным. Когда я только начинал свое духовное путешествие, я был психолог, занятый своим существованием в качестве "эго". Потом я вошел в свою духовную природу. Я стал душой и отринул свое "эго" и свою физиологию. Теперь я не отталкиваю эти вещи. Я поддерживаю дружбу со своим телом. Инсульт научил меня уделять внимание всем планам сознания, включая и физический. После моего удара, некоторые мои друзья говорят, что находят меня человечным более, чем когда-либо. Они имеют в виду, что я начинаю обживаться в своем "эго". Теперь они могут видеть меня и как индивидуальность, тогда как прежде они могли видеть во мне только душу.

Рам Дасс - старый друг "Звуков Истины". Фактически, одной из первых записей, изданной нами, была "Взращивание Сердца Сострадания" Рам Дасса, запись, которая столь же значительна и полезна сегодня, как и четырнадцать лет тому назад. Для большинства людей Рам Дасс - бывший профессор из Гарварда, который путешествовал по Индии в поисках Истины и сообщил о своих открытиях в классическом бестселлере "Будь здесь и теперь!".

Вы можете не знать о том, что в феврале 1997-го года Рам Дасс пережил обширный инсульт и что вероятность его выздоровления была десять шансов из ста. Благодаря обширной физической терапии и - как полагает сам Рам Дасс - "силе Милости", он "все еще здесь" - таково название его новой книги, посвящённой осознанному принятию старости. Он путешествовал и разговаривал со слушателями, пересекая Северную Америку, и хотя его речь теперь стала более медленной и взвешенной, его учение столь же чисто и исполнено силы, как и прежде.

Звуки Истины: Рам Дасс, давайте начнем с вашего инсульта. Каковы наиболее важные уроки, извлеченные вами из этого опыта?
Рам Дасс: Полагаю, это был урок того, что мое тело - не просто "транспортное средство", это - часть Бога. Я узнал, что моя вера сильна. Я узнал, каково это - быть зависимым, а это - настоящий подвиг в этой культуре, которая сама по себе есть зависимость от ошибок. Кажется, я узнаю, что по-настоящему нет никого, кто бы заботился, и никого, о ком бы проявляли заботу; есть лишь разделенный опыт души.
И я узнал, что боязнь чего-то такого, как, например, инсульт, зачастую хуже, чем эта вещь сама по себе. Этот удар - ужасная милость, и я узнал, что это благословение, которое душа может использовать. И еще один урок, который преподал мне инсульт - это то, как цепляние за свое прошлое приводит к страданию.

З.И.: Это немало...

Р.Д.: Да. Ганди когда-то отдал приказ, чтобы его люди остановили марш за независимость Индии на полпути. Они возразили: "Вы не можете сейчас все остановить. Люди прошли сотни миль, чтобы принять участие в марше...", а Ганди ответил: "Ничего не могу поделать - я предан правде, а не последовательности". Так в одно время я был игроком в гольф, и я же был виолончелистом - я был всем этим материалом из прошлого. Но теперь я - не экс-игрок в гольф и не экс-виолончелист, я - нечто новое. Я - тихий выглядывающий-из-окна человек. Удар помог мне понять старение как жизненную стадию, в которой мы идем от эго к душе.

З.И.: Это напоминает банальности Нью Эйджа - говорить: "Все, что происходит - это хорошо. И хорошее, и плохое - в этом есть некий основательный смысл". Что вы теперь думаете относительно плохих вещей, которые случаются с хорошими людьми?

Р.Д.: Я дам вам теоретический крючок. Мы - эго, мы - души и мы - Единое. И эго - это то, что страдает здесь. Душа только наблюдает, ей требуется некоторый опыт, через который должно пройти эго. Эти опыты являются тем, что я называю "зерном на мельницу" - то, что требуется для прихода к Богу. Потому что единственный мотив души - слияние с Богом.
Я помню время, проведенное с моим гуру Махараджи. Одна девушка, очень симпатичная девушка, измученно сказала ему: "Вся моя жизнь - сплошные страдания!.." Махараджи посмотрел на нее и сказал: "Ты знаешь, страдания приближают меня к Богу"
Так, когда меня хватил удар, и я принял это как милость, я сказал: "Инсульт - это механизм, приближающий меня к Богу". И это уже не дерьмо Нью Эйджа, это - изменение перспективы. До инсульта я мог сказать при обнаружении свободного места для парковки машины: "Ух ты, это милость!", но я не мог и подумать, что милостью может оказаться инсульт.
Способность оборачивать удар в благословение исходит из веры в моего гуру, потому что я чувствую защиту. Все из нас - наши эго - будут страдать от этих стрел на пути, но помощь милости делает нашу работу, как душ, легче.

З.И.: Пожалуйста, расскажите больше о вере. Для вас ее олицетворяет Махараджи, но ведь есть также и другие лица?

Р.Д.: Да. Это моя вера в мягкий характер вселенной - вера, что мы еще не сыграли с ней. Вера, что мы здесь не одиноки. Вера в мистическую философию: то, что вы видите - это не то, что вы получаете.

З.И.: Что вы имеете в виду?

Р.Д.: Двойственность вещей в жизни - это еще не все. Вы понимаете, о чем я?

З.И.: Когда я слушаю вас, Рам Дасс, вы говорите очень ясно и очень медленно, и мне кажется, что эти концепции действительно обладают ясностью в вашем уме, но вам тяжело их так же чётко формулировать, как и до инсульта.

Р.Д.: Да.

З.И.: Как вы работаете с расстройством, не становясь нетерпеливым и сердитым?

Р.Д.: Расстройство заключается в привязанности к цели. Так как я нахожусь в "здесь и теперь", то нет никакого повода для расстройства. Я имею в виду, что это дает мне пространство между словами, которое есть тишина и в котором вы слышите Бога. Таким образом, когда я пытаюсь говорить и ничего не происходит, я устаю подбирать слова и начинаю наслаждаться тишиной.

З.И.: На протяжении всех этих лет вы часто учили природе тождественности, говорили о дороге от того, чтобы быть кем-то, к тому, чтобы быть никем. Какого рода прозрение в тождественность дал вам инсульт?

Р.Д.: После удара я находился в больнице, и доктора обращались со мной как с "жертвой инсульта". Они думали обо мне как о мозге. Я сказал им: "Я сожалею, но то, чем я являюсь - это не материальная вещь". Они все смотрели на меня, словно я помешался.
Когда я пережил удар, мне действительно пришлось перенести свое отождествление от моего эго к моей душе, на другой план сознания. Это - забавная штука, потому что мне приходится заботится о своем теле, не отождествляясь с ним. Душа наблюдает и заботится о теле. И душа не получает удары.

« Как вы обычно выражаете любовь к любимому человеку? | Психоанализ. »

Здесь может быть Ваша реклама!