СПОСОБНОСТЬ ОПРЕДЕЛЯТЬ ЛОЖЬ

СПОСОБНОСТЬ ОПРЕДЕЛЯТЬ ЛОЖЬ

Десять мужчин на видеопленке выглядят достаточно убедительно. Каждый из них появляется на две минуты, высказывая свое мнение по важной социальной проблеме – например, о смертной казни – и затем объясняя, почему он думает именно так и как давно он придерживается этой точки зрения.

Задача человека, смотрящего на экран, заключается в том, чтобы сказать, кто из мужчин лжет и кто говорит правду.

Звучит просто, не так ли? Большинство людей думает, что они легко справятся с этим заданием. Они уверены в своей способности определять ложь. Жизнь в обществе предоставляет массу возможностей наблюдать лжецов в действии, обман сегодня никого не удивляет. В одном исследовании люди признавались, что врут, по меньшей мере, один раз в день.

И тем не менее, оказывается, справиться с заданием, представленным на видеопленке, удается далеко не всем. Доктор Пол Экман, профессор психологии Калифорнийского университета, и его коллеги продемонстрировали, как скверно выполняет этот тест большинство людей, набирая очки случайным образом, хотя каждый лжец на пленке имел ряд «улик», позволяющих раскрыть обман. Даже те группы, от которых можно было ожидать особых способностей улавливать ложь, выглядели слабо. Полицейские, судебные работники, агенты ФБР, адвокаты и психиатры – все продемонстрировали умение отличать правду от лжи не намного лучше, чем слесарь-сборщик или водитель автобуса, взятый с улицы. Другие исследователи подтверждают эти озадачивающие результаты. Например, доктор Белла де Пауло, профессор психологии Университета Вирджинии, просмотрев 120 работ по определению лжи, нашла только две, в которых испытуемые показывали результат около 70%.

Эта унылая картина способности людей чувствовать обман вдобавок ставит интригующие вопросы. Чью ложь мы определяем лучше: посторонних или тех, кто нам ближе? Можно ли с помощью тренинга научиться распознавать ложь? И, возможно, самый интересный вопрос: почему среди множества несмекалистых «детекторов» обмана встречаются несколько человек с потрясающим умением улавливать ложь?

Доктор Экман, который использует свои результаты для тренинга судебных работников, ввел даже специальный термин «Тип Диогена» для идентификации людей, регулярно распознающих ложь почти со стопроцентной точностью. Некоторые профессиональные группы выглядят при тестировании лучше, чем другие, например, агенты секретной службы США. Возможно, их неплохие результаты объясняются обучением и повседневной практикой.

В недавно опубликованной работе доктор Экман и его коллеги сообщают о двух других группах – служащих Федерального суда и клинических психологах, интересующихся обманом, которые справились с тестированием лучше, чем другие судебные работники и психологи. Эти опытные «ловцы лжи», в отличие от большинства людей, не полагаются на какой-то единственный признак (нежелание смотреть в глаза, например, или нервное покашливание), сопровождающий вранье.

Они замечают и интерпретируют целые группы устных и невербальных сигналов, которые часто выдают лжецов. Эти сигналы, разные для каждого лгуна (у самых искусных врунов их фактически невозможно подметить), могут указать на утечку эмоций, которые обманщик предпочел бы скрыть: чувство вины, отчаяние, гнев, страх, горе, смущение или «дурашливый восторг», веселье от самого процесса вранья.

Некоторые признаки противоречивых эмоций могут быть голосовыми: к примеру, изменение высоты звука, ошибки в речи или паузы. Другие «подсказки» носят невербальный характер: «микровыражение» гнева, например, может мелькнуть на лице человека, утверждающего, что он с удовольствием помогает полицейскому расследованию. Или: женщина может почти неощутимо потряхивать головой, когда врет своему начальнику, что она уже выполнила рабочее задание.

В своей книге «Говорящие ложь» доктор Экман рассказывает об одном эксперименте по невербальному поведению: студентка последнего курса отвечала на жесткие вопросы ее профессора. И хотя девушка не показала свой гнев, видеопленка зафиксировала «предательский» жест – в течение минуты ее средний палец был протянут в характерном выражении негодования.

Нет единого сигнала, пишет доктор Экман, который уверенно сообщал бы об обмане, и присутствие противоречивых эмоций не обязательно означает, что кто-то лжет. Когда подозревают невиновного человека, например, он так боится, что ему не поверят, что может вести себя «подозрительно», проявляя беспокойство и страх. Ловец лжи должен оценивать смысл и значение сигналов в каждом отдельном случае.

Вопрос о том, почему некоторые люди более искусны в улавливании обмана, остается в значительной степени темой для домыслов. Агенты Секретной службы, полагает доктор Экман, могут извлекать пользу из их профессионального тренинга, внимательно разглядывая большие толпы, чтобы заметить подозрительного типа. И такие наблюдения улучшают способность агентов определять ложь во время тестовых экспериментов. Но многие ловцы лжи, показывающие блестящие результаты, обладают, кажется, прирожденным умением, которое не зависит от обучения. «Я хотел бы знать, как они это делают, - говорит доктор Экман. – Связано ли это с их конституцией? Или с их воспитанием?»

Способность определять ложь может пригодиться в совершенно разных ситуациях, решаете ли вы, идти ли на свидание, или проводите интервью с кандидатом на вакантную должность. Но в некоторых случаях в равной степени важно определить правду, и ловцы лжи могут иногда ошибаться из-за чрезмерного недоверия, переоценивая частоту обмана и упуская моменты, когда собеседник говорит истину. Доктор Экман и его коллеги обнаружили, что группы, отлично разоблачающие ложь, менее эффективно определяют правду и выглядят при этом едва ли лучше других групп. «Это меня беспокоит, - сказал доктор Экман, - потому что в судебных делах, если вы посчитали, что кто-то лгал, вы будете правы 80% времени. Реальная проблема заключается в том, как научить людей не совершать ошибки по отношению к правдивому человеку, которого обвиняют неправильно и который находится в критическом положении».

Одна из трудностей при изучении распознавания лжи, считают исследователи, связана с тем, что эксперименты редко могут воссоздать те мотивации и воздействие, которые испытывают лжецы в реальной жизни. Пытаясь компенсировать этот недостаток, доктор Экман и его коллеги предложили волонтерам-«лжецам», участвующим в исследованиях, вознаграждение в 50 долларов, если они смогут убедить интервьюера в том, что рассказали правду. Правдивые рассказчики получали по 10 долларов, если им верили. Если же лжецы или правдивые рассказчики терпели неудачу, они не получали денег, а половина из них подвергалась наказанию: сорок «громыханий» духовых инструментов в темном помещении размером с телефонную будку.

«В реальном мире, - говорит доктор Экман, - если суд присяжных не поверил вам, вы отправляетесь в тюрьму. И если жена не верит вам, она вас покидает».

К счастью для мужей, исследование доктора де Пауло показывает, что они, мужья, имеют хороший шанс сохранить их обман нераскрытым. Это только кажется, что люди лучше замечают ложь тех, кого они хорошо знают. «На самом деле это не всегда так, - считает доктор де Пауло. – Когда вы находитесь в родственных отношениях, у вас есть определенная мотивация, чтобы смотреть на вашего партнера под особым углом, и вы не хотите даже думать, что он вас обманывает».

В эксперименте, проведенном доктором Эриком Андерсоном, субъекты наблюдали за своими романтическими партнерами, которые описывали другую персону, рисуя привлекательные или непривлекательные портреты. Другие субъекты, не имевшие романтических партнеров, также следили за происходящим. Доктор Андерсон был удивлен тем, что субъекты с романтическими привязанностями гораздо хуже распознавали ложь своих партнеров, чем это делали посторонние. Однако же, если романтическим партнерам задавали непрямые вопросы, скажем, получали ли они достаточно информации от партнеров, ответы показывали, что на некотором уровне они улавливали обман и даже лучше, чем это делали посторонние.

«Когда вы отвечаете на этот вид вопросов, - объясняет ученый, - от вас не требуется говорить прямо, мол, мой партнер – лжец. Во время эксперимента было ощущение, что они это понимали, но не хотели бы говорить об этом».

В другой работе доктор Андерсон и доктор де Пауло изучали пары студентов одного пола, которые стали друзьями с месяц назад. Каждый друг должен был рассказать своему товарищу серию житейских историй, часть из которых была правдой и часть – выдумкой. Через пять месяцев эти пары выполнили задание вновь. Исследователи обнаружили, что за это время мужчины по-прежнему не могли сказать, когда их друзья говорят ложь. Женщины справлялись с этой задачей получше, отвечая правильно с точностью до 60%.

Доктор де Пауло недавно занялась изучением серьезной лжи, связанной с опустошающими предательствами. Она предложила 170 добровольцам назвать самую серьезную ложь в своей жизни, которую они когда-либо говорили, и самую серьезную ложь, которую они слышали от других.

Не удивительно, что наиболее часто в ответах называлась ложь, связанная с любовными романами. Кроме того, субъекты признавались, что лгали о деньгах, о смерти кого-то из близких, лгали работодателям, когда считали, что заслуживают большей зарплаты или отпуска.

Некоторые волонтеры вспоминали ложь, которую они произносили на свиданиях 50 лет назад. Они все еще чувствовали свою вину. Но, возможно, самую впечатляющую ложь, по словам доктора де Пауло, говорили люди, действительно живущие в обмане. Одна женщина призналась, что развелась с мужем 20 лет назад, уехала жить в другой город и все двадцать лет говорила коллегам по работе, что «она должна идти домой и варить обед мужу…»

Если учесть скромные возможности среднего человека распознавать ложь, коллеги, вероятно, ей верили.

Эрика Гуд, "Нью-Йорк таймс"
Перевел Леонид Треер

« МАГИЯ, КОТОРУЮ МОЖНО ПОТРОГАТЬ РУКАМИ | Стоит ли придавать значение приметам? »

Здесь может быть Ваша реклама!