МУЗЫКОТЕРАПИЯ

МУЗЫКОТЕРАПИЯ

МУЗЫКОТЕРАПИЯ
и восстановительная медицина в ХХI веке

Международный конгресс, посвященный оздоровительной технике средствами искусств состоялся в Российской Академии Музыки им. Гнесиных. В подготовке и проведении конгресса приняли участие организации и специалисты, разочарованные в медикаментозных способах поддержания здоровья общества.

Проведенный конгресс музыкотерапии и восстановительной медицины выявил актуальную необходимость формирования Национальной Академии Музыкотерапии и Медицинской Акустики в России. Намечены планы и подготовлен госстандарт для получения дополнительного образования музыкантами и медиками по специализации «музыкальный терапевт» на базе РАМ им. Гнесиных и на кафедре восстановительной медицины РАМ им. Сеченова.

Корни возникновения музыкотерапии как метода лечения уходят в глубокую древность и непосредственно связаны с историей народной медицины. Каждое племя древних отличалось выбором и группировкой инструментов, своеобразным соединением вокального и двигательного компонентов, создавая тем самым определенную оригинальную форму лечебного ритуала, которая сохранялась как тайное магическое средство.

Высокое значение лечебному влиянию музыки придавалось в медицинской науке древнего Египта, Греции, Рима. Бог Солнца — Апполон был одновременно богом музыки и медицины, что свидетельствует о тесных отношениях, существующих между этими видами знаний в умах древних греков.

Однако отдельные периоды истории разрушают связь музыки с медициной, предавая забвению уникальный опыт человечества. Так было после падения Римской империии, когда научный дух древности пришел в упадок, или в первой половине Х1Х столетия музыкотерапия трактовалась как «ненаучная игра», а также в начале ХХ столетия, когда некоторые авторы Schiller (1934), Polter (1934), Katner (1952) на уровне собственного безапелляционного мнения, не подкрепленного научными фактами отказывались видеть в будущем какие-либо возможности применения музыкотерапии.

Современные научные исследования в области реабилитации законной связи музыки и медицины проводятся на базе научных национальных конфедераций в этой области в разных странах мира. После второй мировой войны музыкотерапия интенсивно развивается в Швеции и США. Создаются музыкотерапевтические Центры и Общества, к примеру «Nordisk Forbund for Pedagogik Musiktherapie», в которое вошли североевропейские страны — Норвегия, Дания, Швеция, Финляндия и Исландия, British Sosiety for Musik Therapy, издающее журнал по музыкотерапии с 1958 года, Deutscher Aussehuss fur Musik therapie, Institut Musicotherapeutique В Париже и многие другие. В Санкт-Петербурге в 1913 году изучением лечебного действия музыки занимались психиатры, в том числе профессора Саккети и Бехтерев. В 1993 г. Михаил Чунч организовывает Международный центр музыкотерапии. Научные концепции этих специализированных музыкотерапевтических сообществ различаются между собой, как и оригинальные формы лечебных ритуалов древности.

Один из более общих подходов к пониманию музыкотерапевтического воздействия, сохранивший свое значение и в наши дни, описан в 1684 году Анастасиусом Кирхером в его труде «Phonurgia Nova» и характеризуется бытующими в XVII и XVIII столетиях медицинскими и философскими представлениями о «Iatromusica», как называлась тогда музыкотерапия.

По его мнению, существует естественная музыка, которая окружает всю гармонично устроенную Вселенную и искусственная музыка, которая представляет гармоническое устройство тела и физиологические процессы в теле. Согласно этому, влияние музыки на человеческое тело объясняется как ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС.

Этот подход нашел в будущем глубокое развитие и продолжение в практически всех серьезных научных исследованиях по музыкотерапии: в публикациях Санкт-Петербургского биолога С.Шноля, впервые заявившего о создании музыкальной фармакопии или музыкальной «партитуре органов тела» на Тбилисском «Симпозиуме о Бессознательном», в работах психиатра С.Грофа, который узаконил связи музыкотерапии с психологией и психиатрией, обобщив представительный и многочисленный опыт американских специалистов в этой области и во множестве других. Влияние музыки стало описываться как психофизиологическое воздействие.

Неслучайна и заявленная необходимость в объединении будущей Национальной Академии Музыкотерапии с Медицинской Акустикой, коль скоро именно на акустическом уровне можно добиться безусловного психофизиологического воздействия средствами музыкальной выразительности.

Кредо общенаучных требований к комфортно — индивидуальным средствам музыкотерапевтического воздействия, избранное за основу участниками конгресса было следующим: «применять ТОЧНЫЕ методы диагностики для изучения психофизиологической реакции реципиентов на конкретные средства музыкальной выразительности.

Нормы культурной и эстетической избранности отдельных произведений музыкального искусства должны ПЕРЕПРОВЕРЯТЬСЯ с учетом приемлемости их заданных художественно-образных характеристик каждым конкретным субъектом восприятия». Это важное обстоятельство нашло отражение и в тезисах музыковеда РАМ им.Гнесиных, д.п.н. Кирнарской Д.К.: «люди не слышат и не фиксируют многие нюансы музыкальной структуры и формы; чисто эстетические аспекты восприятия недостаточно развиты у большинства слушателей» (с. 52).

Значимым фактором безусловного музыкатерапевтического воздействия становятся не редукции культурной и эстетической направленности, а акустические механизмы психофизиологического воздействия музыкального искусства. Акустический язык музыкальных эмоций и чувств, как совершенно самостоятельный канал передачи состояний и затрагивающий уровень безусловного психофизиологического воздействия (низший уровень восприятия) основывается на близости к БЕЗУСЛОВНЫМ факторам воздействия, изоморфным физической конституции воспринимающего.

Раскрытие чувств, скрытых в подсознании на уровне РЕЗОНАНСОВ является заметным фактором в становлении теории безусловного музыкального воздействия в музыкотерапии. Физиологический или НИЗШИЙ психический уровень восприятия в музыке осуществляется через внешнюю (физическую) сторону музыкальной формы. К ней относятся смена тембров, направлений мелодического движения и его рисунков (плавный, скачкообразный), динамическая кривая (изменение громкости) и общий характер ритмики. Эмоциональное воздействие здесь достигается общим звучанием в опоре на конкретный физиологический статус организма в момент восприятия и основные физические компоненты безусловного психофизиологического воздействия.

В понятии «низший» не следует улавливать какой-либо порицательный смысл. Для реабилитации понятия «низший уровень» следует иметь в виду и различать сопутствующую этому понятию игру слов. Так, НАИМЕНЬШАЯ сила раздражителя, при которой возникает едва заметное ощущение, называется в физиологии и психологии НИЗШИМ абсолютным порогом чувствительности. Это констатация факта, а вовсе не негативная оценка. Между чувствительностью (порогом) и силой раздражителя существует обратная зависимость: чем БОЛЬШАЯ сила нужна для возникновения ощущения, тем НИЖЕ У ЧЕЛОВЕКА ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ и тем более ВЫСОКИМ становится порог ее обнаружения.

Вывод напрашивался сам собой: для достижения безусловного психофизиологического воздействия АКУСТИКА — ПЕРВИЧНА, культура и художественность в музыкотерапевтическом плане должны изучаться как производные. Чтобы ознакомиться с основами психофизиологического воздействия музыки и накопленым опытом в этой области следует начать с изучения практики музыкотерапевтов народной медицины и заканчивая работами С. Шноля (С.- Пб.) о музыкальной партитуре органов тела, где каждое оправление человеческого организма резонирует на звуки определенной высоты, громкости, тембра, длительности, темпа, способа звукоизвлечения, артикуляции и т.д.

Как показывают материалы конгресса, изучение и применение психофизиологического воздействия на организм отдельных средств музыкальной выразительности, в частности создание определенного акустического поля, привело к образованию статистически надежных способов продуцирования ожидаемой реакции как в клеточных структурах тела, так и на уровне этологических (поведенческих) реакций.

Музыкальное искусство как управление состоянием человека изучается разными науками, в том числе медициной, социологией, психологией, психиатрией и многими другими. Д.п.н. В.И. Петрушин предлагает музыкатерапевтам обсорбировать опыт, накопленный различными направлениями психотерапии.

Чтобы избежать ограниченности миропонимания, необходимо признать, что: «Новое определение душевного здоровья должно в качестве основного фактора содержать признание того, что человек с одной стороны является материальной единицей, существующей отдельно от других людей и вещей, а с другой стороны — являет собой потенциально безграничное поле сознания». Почему и необходим СМЕЛЫЙ ТВОРЧЕСКИЙ ПОДХОД к особенностям проявления различных феноменов восприятий и своего рода эклектизм, чтобы не пытаться, как говорит американский психиатр С.Гроф «засовывать своих клиентов в смирительную рубашку собственных «любимых» теорий и ориентаций».

Согласно системной, научно-обоснованной теории психофизиологических механизмов воздействия музыки на жизнедеятельность, разработанной в смежных областях знания функциональный эффект музыкальнотерапевтического воздействия слагается из следующих основных факторов:
• способности музыки вызвать у слушателей необходимые эмоциональные состояния, мысли, представления, психологические установки и действия.
• рефлекторного изменения функциональных оправлений организма согласно вызванному эмоциональному состоянию;
• музыкальной стимуляции и регуляции двигательной деятельности и различных ритмических процессов в организме спортсмена. Специфическая особенность музыки релаксировать состояние человека или же посредством ритмодвижений стимулировать мышечную энергию оказалась очень пригодной для эксплуатации в разных видах жизнедеятельности человека. Теоретики и практики — музыканты, психологи и врачи — выдвинули нормативные рекомендации, касающиеся обнаруженного воздействия на человека определенных тембров, динамики, темпов, регистров, ритмоформул, танцевальных движений, музыкальных форм и стилей.

С помощью специально организованных по законам композиции звукосочетаний музыка, организованная по законам психофизиологического воздействия может успешно отражать и передавать: самые различные НАСТРОЕНИЯ — радость, веселье, бодрость, грусть, нежность, уныние, уверенность, тревогу; ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ И ВОЛЕВЫЕ ПРОЦЕССЫ — решительность, энергичность, сдержанность, задумчивость, инертность, безволие, легкомыслие, серьезность; ОБОБЩЕННЫЕ СВОЙСТВА явлений действительности — силу, легкость, продолжительность, направленность, широту, пространственность; самые разнообразные ХАРАКТЕРИСТИКИ ДВИЖЕНИЙ — быстрые, умеренные, медленные, вялые, упругие, порывистые, угловатые; СТЕПЕНЬ МЫШЕЧНОГО НАПРЯЖЕНИЯ и т.п. Звуковая (интонационная) и временная (ритмическая) природа музыки позволяет ей выражать требуемое эмоциональное состояние как ПРОЦЕСС ДВИЖЕНИЯ, со всеми его особенностями и изменениями, динамическими нарастаниями и спадами, взаимопереходами и столкновениями эмоций.

Каждое даже изолированное музыкальное созвучие вызывает у человека определенную психофизиологическую реакцию: удовольствия или неудовольствия, возбуждения или успокоения, напряжения или расслабления, различные пространственные ассоциации и синестетические ощущения (тяжести или легкости, темноты или света, тепла или холода и т.п.). Разнообразное сочетание этих компонентов в целостных организованных музыкальных структурах значительно раздвигает масштабы целенаправленных терапевтических музыкальных воздействий.

1 2 »

« ПИРАМИДЫ КИТАЯ | Геопатогенные зоны. »

Здесь может быть Ваша реклама!