Каптен Юри "Что такое медитация_new"

Каптен Юри "Что такое медитация_new"

Каптен Юри

ЧТО ТАКОЕ МЕДИТАЦИЯ? – версия от 20 июля 2006 г.

Под медитацией обычно понимается состояние углубленного сосредоточения человека над объектами внутреннего или внешнего мира, с целью осознания их внутренней сущности, и, в конечном итоге, постижение свойств Высшей Реальности, выход сознания на уровни Божественного.

Наиболее общее определение медитации - "умственное созерцание чего-то, вне непосредственного воздействия органов чувств". Наибольшие разногласия здесь могут быть вызваны требованиями, предъявляемыми к объекту медитации. Некоторые считают, что только Бог, Его трансцендентные качества и атрибуты, божественные свойства высшего-"Я" человека могут быть объектом медитации; все остальные - суть предметы концентрации, а не медитации. Другие полагают основным объектом медитации – внутренние тонкоматериальные объекты: чакры, нади, с соответствующими им отражениями полубогов; постижение природы своего ума; и проч. Наконец, третьи допускают возможность любых объектов, и, например, если человек забыл про окружающий мир, занимаясь пилением дров, то и он - занимается динамической медитацией.
Лама Анагарика Говинда так определяет понятие "медитация" [«Творческая медитация и многомерное сознание»,с.49]: "Медитация означает много вещей: она означает поворот вовнутрь; она означает спокойное наблюдение, рефлексию и осознание самого себя; она означает осознавать сознание, стать беспристрастным наблюдателем потока меняющихся мыслей, ощущений, влечений и видений, до тех пор, пока мы не распознаем их природу и их источник."

Медитация – психологическое состояние отключенности сознания от органов чувств и самого ощущения физического тела, сопровождающееся концентрацией сознания на внутренней или внешней Высшей Реальности.

Известный австрийский психолог Ригби описывает процесс медитации так: «Сначала сознание находится в нормальном бодром состоянии: возникает поток мыслей, идей, чувств. Постепенное сосредоточение позволяет переключиться на более тонкий и менее активный уровень мыслительного процесса. С этого момента грубое словесное мышление блекнет перед тонкой, подвижной духовной деятельностью. Отталкиваясь от этого спокойного, умиротворенного состояния, сосредоточение переходит на все более тонкие уровни активности, пока не достигает точки, в которой преодолеваются самые тонкие структуры мышления и чувств, и медитирующий погружается в состояние внутреннего покоя при кристально чистом сознании без какой-либо целенаправленности. Он пребывает в состоянии трансцендентального, или чистого, сознания без какого-либо ощущения времени. После непродолжительного времени, обычно нескольких мгновений, мышление спонтанно возобновляется. Этот процесс постоянно повторяется.

Подлинная медитация как духовный процесс начинается с прекращения, во-первых, поглощенности интеллекта обработкой информации от органов чувств, а, во-вторых, с так называемой «ментальной тишины», то есть с прекращения неупорядоченного потока хаотически сменяющих друг друга мыслей. Эта «ментальная пауза» — самый сложный и достаточно сложный для понимания аспект подлинной медитации, особенно на практике. Тогда медитация из формального упражнения становится подлинно духовным процессом, в котором активизируется и участвует высшее-«Я» человека на сверхментальных уровнях.
Подлинная медитация — это деятельность Супраментала (в терминах Шри Ауробиндо). И, если мы продолжим исследование этого процесса дальше, то обнаружим, что медитация – это и состояние активизированности сверхинтеллектуальных областей человека, и средство для их активизации одновременно. Медитация – не работа ума, она выше ума. Однако, наш земной язык пока не в силах описывать супраментальные духовные процессы. Запомните этот принципиальный момент. Медитация – духовный процесс, и потому раскрыть его в одном каком-то словесном определении так же невозможно, как невозможно четко определить, что такое «Духовный Путь», что такое «Божественная Любовь», что такое бескорыстное Милосердие, наконец, что такое «Бог». Есть много определений, и все они в какой-то степени правильные и взаимодополняющие.
Упражнения в медитации, подразумеваемые в той или иной школе духовного развития, ускоряют процессы самоосознавания в человеке. А это дает и свои плоды: она дает осмысленность того, что человек делает в мирской жизни, понимание своего предназначения на земле, возможности безграничного управления своим здоровьем и телесной формой, все возрастающую независимость от еды, питья и других факторов материальной природы.
Плоды медитации – это экстаз, это самозабвенная радость от осознавания вашего единства с Богом. Медитация дает радость от вхождения в вас энергий Господа, от познания Его проявлений, и от служения Ему, и каждый получает эти духовные плоды сообразно своим усилиям и настойчивости. В минуты экстаза, когда человек может уловить даже очень слабый проблеск высшего-«Я», он забывает обо всем: о времени, о месте, где он находится, вообще обо всем в этом физическом мире... Поэтому медитация – это, одновременно, искусство внутренней радости, не зависящей от условий внешней жизни. Но это возможно тогда и только тогда, когда человек не отождествляет себя ни с телом, ни с эмоциями, ни с мыслями... Такое бывает редко, очень редко в миру, и медитация призвана ускорить человеческую эволюцию, столь медленную на Земле в условиях обычной жизни.

Медитация – это особая настройка всех областей семеричного человеческого "Я". Она начинается с настройки, требует специальной предваряющей работы сознания, поддерживается этой особой настройкой человека и завершается ею…
Медитация начинается с разотождествления занимающегося со своим телом, основана не разотождествлении и дает сознание разотождествленности "Я" от своих оболочек-инструментов, и тогда человек, хотя и действует в миру, но не отождествляет себя ни с телом, ни с эмоциями, ни даже с мыслями своими.
Обычная жизнь связана прежде всего с "горизонтальным" прогрессом – накопление денег, информации, больше комфорта, больше удовольствий… Истинная медитация, наоборот, связана с "вертикальным" ростом: углубление в себя, в свои собственные духовные области, приобретение опыта внутренней жизни.
Если в обычной повседневности аккумуляция опыта происходит к концу воплощения, когда человек мирской подводит в старости итоги прожитой жизни, то медитация дает возможность непосредственного приобретения духовных благ и прямого перевода повседневного опыта в наработки Монады. (Этот последний момент связан с включением в активность Постоянных Атомов, и о них я еще скажу ниже.)
Повседневная жизнь основана на суете: "хочешь жить – умей вертеться", "волка ноги кормят"… Наоборот, медитация – это погружение в море глубинного покоя, высшей невозмутимости Духа, связанной со невыразимым спокойствием Атмы как Наблюдателя активности четырех низших тел.

Важнейший принципиальный момент — принадлежность медитации к области духовных, а не материальных явлений. Наряду с такими понятиями, как «садхана»(«духовный Путь»), «сверхсознание (самадхи)», «богосознание» и т. д. А потому определить слово «медитация» в терминах материалистической науки или словами земного языка принципиально невозможно без существенного огрубления.
Поэтому медитация – не поиск новых или даже более глубоких интеллектуальных решений; медитация – не анализ мирских явлений интеллектуальными средствами, а прорыв из этого порочного круга причинно-следственной обусловленности, отбрасывание привычных путей нашего мышления для того, чтобы "достичь другого берега", страны Духа... Это, если говорить об успехе в медитации, требует полного изменения и даже переворота наших воззрений, требует духовной трансформации... Медитация отличается от просто концентрированного мышления включением супраментальных областей сознания, более высшей природы, нежели интеллект. Медитация в подлинном духовном значении этого слова начинается тогда и только тогда, когда количественные изменения в самососредоточенности и абстрагировании от всего материального переходят на новый качественный уровень. Образно говоря, она начинается там, где кончается интелектулаьный разум и начинается прямое сверхсознательное созерцание-вещей-какими-они-есть.
Таким образом, медитация – многомерное и многокачественное явление; процесс глубокой медитации затрагивает сразу несколько высших слоев-уровней аурической конституции человека. Вот почему развитие одного какого-то аспекта в медитации обычно приводит к соответствующим изменениям и эффектам применительно к иным качествам ума, психики и тела.

Можно ли считать медитацией различные ФАНТАЗИИ? В последнее время очень распространены трактовки медитации как фантазийной деятельности ума, типа: «Представьте себе лесочек, в лесочке есть опушка леса леса, вы вышли на опушку, пошли по тропинке, и увидели избушку (на курьих ножках), возле избушке стоит…». Казалось бы, если смотреть с формальных позиций, это — медитация, поскольку в начале подразумевается расслабление мышц, принятие медитативной позы, выравнивание дыхания и абстрагирование от информации, поступаемой от пяти органов чувств. Но по сущностным характеристикам — это «псевдо-медитация» или даже «анти-медитация»! В самом деле, назначение медитации — очистить и открыть области высшего сознания, супраментальные уровни «Я», тогда как подобные фантазии создают некий новый интеллектуальный «мусор», засоряющий сознание и в итоге скрывающий свет ващего высшего-«Я». Возможности непосредственное созерцание объекта, вне интеллектуального анализа — один из желаемых эффектов йогической практики (как в индийских, так и в китайских школах) — здесь напрочь закрыты. Да и развитие других экстрасенсорных способностей при культивировании фантазийных медитаций также блокируется.
В то же время, что касается фантазийных медитаций, я бы выделил здесь исключения. Они касаются визуализации каких-либо канонических образов или «служебных» символов. Такие медитации я бы назвал истинными. Визуализируемые формы в них выполняют определенную работу и вполне предсказуемую работу по преобразованию низшего-«Я». Вспомним, например, предписанные тантрами медитации на янтры (геометрические образы), на священные символы, на образы Бога. Эти виды «фантазий» — вовсе не фантазии, но медитаций. Например, Шри Сатья Саи Баба советует нам самим создавать в уме образ Бога, независимо от избранного имени Бога или даже канонических форм. Так, повторение имени Иисуса Христа лучше сопровождать образом, создаваемым непосредственно нашим умом, а не пользоваться существующими изовражениями Иисуса Христа в искусстве. Шри Сатья Саи Баба говорит,что, когда ум создает форму Бога, он (ум) сам становится этой формой, и сам Бог наполняет эту форму своей Божественностью. Шри Сатья Саи заявляет,что наш век, который называется Кали-югой и который считается веком темноты и жестокости, на самом деле является лучшим временем для верующих в Бога. Баба заверяет нас, что в век Кали-юги любой человек, который сконцентрирует всю энергию и волю на Божественном имени и форме сможет проникнуть в тайну Божественного и получить освобождение, реализуя высшую и конечную цель своего существования.

Сам Шри Сатья Саи Баба определяет медитацию следующим образом: "Правильная медитация — это когда мысли и чувства сливаются в Боге. Людей, которые действительно владеют исскуством медитации, очень мало. Большинство людей сводит медитацию к набору определенных внешних упражнений. Такие не способны обрести милость Бога". Для людей, которые серьезно настроились заниматься медитацией, было бы полезно каждый раз посвящать ее Бабе и просить у него помощи и защиты.
Мы имеем такое право, и если к Богу обратиться с любовью и верой, Милость Бога будет дарована. Шри Сатья Саи говорит нам, что в настоящее время только Бог является истинным и надежным Гуру. Он говорит также, что в наш трудный век успешно и безопасно можно заниматься только одним видом медитации, древней медитацией на свет. Она называется "Джьети-медитация". Этот вид медитации безопасен, эффективен, его практика приносит успешные результаты.

Пока мы не приблизиимся на практике к этому пониманию, уместно будет приводить несколько определений, одновременно справедливые и раскрывающие специафику того или иного аспекта медитации.

Медитация представляет собою и духовное явление, и объективный процесс и субъективное психологическое состояние одновременно. Это делает возможным не только разное ее определение, с разных ракурсов, аспектов и точек зрения, но и ключевые подходы к своему описанию. Если же говорить более широко, то в развернутом виде само слово "медитация" означает одновременно:
-- углубленное самососредоточение; обращенность сознания вовнутрь – на все пространство внутреннего мира занимающегося или на отдельные аспекты, ракурсы или проявления;
-- Путь к самопознанию истинного своего "Я", когда активность "эго" сведена к минимуму, а высшего-"Я" ("суперэго", "Эго") максимальная;
-- размышление об тонкоматериальных объектах, процессах или явлениях без деятельности органов чувств;
-- размышление о самом размышлении; осознавание самого процесса осознавания;
-- контролирование ума; прекращение бесконтрольного блуждания мыслей за органами чувств;
-- непосредственное созерцание нематериальных объектов, процессов или явлений в их внутренней, глубинной, сущностной основе;
-- погружение сознания в Бога и Его высшие проявления и аспекты;
-- неописуемые в материальных терминах личностные "игры" Высшее-"Я" – Господь – личность преданного;
-- погруженность самосозерцающей и самопознающей Атмы в свою чистую духовную сущность;
-- доминирующая деятельность Духа в человеке (т. е. высших духовных составляющих человека), полностью контролирующая все животные проявления низшего-"я";
а также:
-- специальные формальные упражнения для преобразования сознания, реструктуризации мышления;
-- специальные психотехнические методы длительной визуализации знаков, особых материальных объектов, или внутренних мыслеобразов;
-- особые способы настройки в аурическом коконе и проведение специальных тонких преобразований с помощью указаний Учителя;
-- сами процессы преданного служения, настраиваемые, управляемые и полностью обусловленные Волей Бога (это – лишь сухая формулировка);
-- Медитация – это погружение сознания в само сознание; это осознавание процессов осознавания…
-- Медитация – это постоянное внутреннее вопрошание: "Кто я? Что есть истина? Что есть действие Эго? Что есть любящее? Что есть грубое?" Медитация – это размышление о духовных принципах, поиск путей применения к себе того, чему учит духовный Наставник (Гуру) и т.д.
-- Медитация – это путь к исчезновению «эго», путь к растворению телесного самоосознания в космической всеобщности. В такой медитации интеллекту и телесному самосознанию уцепиться не за что…
-- Медитация – это прекращение постоянной саморефлексии (самопоглощенности); одна из возможных моделей: когда в кувшине налита вода, луна отражается в на поверхности воды. Но если разбить кувшин, нет воды, нет луны.
-- Медитация, образно говоря, – это прыжок в Царство Духа как в Царство Свободы.
-- Медитация позволяет соединить воедино противоречия внешнего и внутреннего поклонения, устранить противоречия внутренних импульсов и внешней жизни в миру…
-- МЕДИТАЦИЯ – это способ установления – через выравнивание сердце/ум – контакта со сверхсознательным состоянием Бытия, с душой, которая обеспечивает состояние ведения и приводит к духовно мотивируемому деланию. Так медитация становится образом жизни. (Алиса А. Бейли – ЗовИерархии, с.330). Вся Наука Призыва и Отклика содержится в слове "медитация". (Там же, с. 331).

Аспекты медитации

Существуют тысячи, даже много тысяч разных аспектов медитации. Их обнаруживает каждый занимающийся по мере самой практики. Здесь стоит упомянуть несколько категорий. Например, мы уже говорили выше о медитации как процессе и как о субъективном явлении, спектре состояний сознания.
Конечные цели всех видов или типов медитации одни и те же: избавление от порабощенности иллюзиями, достижение состояния чистого духовного сознания, богопознание и практичексая реализация вашего собственного божественного-«Я» в жизни.

Из вышеприведенного следует, что медитация одновременно является:
- психологическим явлением;
- длительным сосредоточением сознания;
- процессом абстрагирования;
- средством разотождествления с физическим телом;
- образом жизни;

Кроме того, можно отдельно рассматривать медитацию как явление и как процесс одновременно.

Однако, говоря об аспектах медитации, наибольшее значение следует уделить двум большим категориям: имеют смысл изначально различать все аспекты, связанные сугубо с техникой медитации, т. е. чисто технические стороны – от позы до настройки дыхания и концентрации, и аспекты сущностные, которые связаны с плодами или результатами медитативной практики. Их обычно путают, в том числе даже те, кто уже давно интересуется мистикой и самопознанием.
Отмечу, что в этом первом томе основной целью преследовалось описание технических аспектов медитации, тогда как сущностные аспекты, стороны и проблемы анализируются в третьей книге.

Технические аспекты медитации обнаруживают удивительное сходство в самых разных традициях и религиях – от разнообразных буддийских школ до даосской йоги, от индийской йоги Патанджали до мистических традиций православного монашеского молитводелания.
Наоборот, сущностные аспекты медитации, в большей степени связанные с результатами медитативных практик, обнаруживают большое разнообразие. Это разнообразие связано:
1) с субъективностью индивидуальных душевных реакций и получаемого опыта. Оно, в свою очередь, определяется
а) типом Лучей, на котором находятся тело, душа и Монада занимающегося. Напомню, что существуют Семь больших мистических Лучей: 1) Луч Воли; 2) Луч Любви; 3) Луч Активного Разума; 4) Луч Красоты и Гармонии; 5) Луч Научного Знания; 6) Луч Преданности и 7) Луч Ритуальной Магии. Однако, этот вопрос я не могу здесь рассматривать подробно по причине большого требуемого на то объема, и мне ничего не остается, как отослать читателей к трактатам Алисы Бейли.
б) уровнем зрелости и степенью общей продвинутости ученика; они во многом определяют уровень и степень осознанности занимающихся.

2) типом исполняемых практик и обычно практикуемых медитативных методов; они же, если брать классические каноны, определяются учителем или конкретным наставником;
наибольшие различия здесь неизбежно связаны с характером объектов медитации: что есть объект – внешний или внутренний? Многие имперсоналисты и отрицающие Бога-внешнего, тем не менее, обнаруживают куда больше продвинутости в контроле внутренних энергий , нежели занимающиеся внешним почитанием и верующие ортодоксального толка…
3) уровнями конкретного погружения в тот или иной Мир (внешний или субъективно-внутренний); соответственно этим уровням и диктуется немалая часть реальных различий в получаемом медитативном опыте… Чем глубже погруженность сознания или тоньше уровень, в который проникает занимающийся, тем сложнее описать увиденное и прочувствованное
4) степенью и характером «занавесей» для сознания, других помех, обусловленной предыдущими действиями и предшествующими жизнями занимающихся; эти моменты связаны с индивидуальной Кармой ученика…

Кроме того, всегда надо различать:
1) прямое созерцание, или непосредственное видение – все тонкие объекты для этого требуют развития экстрасенсорных способностей; это прямое созерцание связано, иными словами, с непосредственным духовным видением йогина;
2) косвенное созерцание – например, мы не видим экстрасенсорно энергий гнева или других психических качеств, но мы можем их отслеживать по реакциям, по проявлениям. Более того, все религии – это в значительнейшей мере руководства для слепых: «ты не видишь Бога, ты не видишь тонкие Миры? – значит, делай то-то и то-то, и ты войдешь тогда в Царствие Небесное»…
В этих аспектах – прямого или косвенного созерцания – всегда есть немалое поле для разнообразнейших самообманов и передергивания фактов. Поэтому-то и следует делать четкие различия между воображаемым и наблюдаемым в действительности.
В то же время, осознавание Бога вовсе не обязательно требует его непосредственного видения. А что касается постоянного осознавания Господа, то действовать в мире в состоянии постоянного осознавания Бога и одновременного тонкого видения Его и вовсе невозможно.
Поэтому по меньшей мере ко многим занимающимся вовсе не обязательно развивать специально экстрасенсорное ясновидение, и лучше, когда видение появляется как следтвие основной подлинно духовной практики, а не как «сиддхачество», т. е. специальная наработка и погоня за сверхнормальными способностями.

В то же время, пару слов надо сказать о концентрации как отдельном виде практики. Развитие концентрации – основное условие успеха в любых формах и типах медитации. Существенный момент – занятия по совершенствованию навыков концентрации уже сами по себе могут дать благоприятные плоды.
"Многие европейцы удивились бы, если бы пришли в соприкосновение с высокоразвитым йогом и наблюдали бы всю тонкость его чувств. Он видит малейшие различия в предметах, и ум его настолько обострен, что он делает выводы из воспринятого им как бы путем ясновидения... Некоторая степень ясновидения возможна для человека, развившего зрение путем внимания..." – пишет Рамачарака (У. Аткинсон) [безНазван,с.246]. Все дело в концентрации, и даже не привлекая во внимание развитие каких-либо экстрасенсорных способностей, систематические занятия дхараной позволяют человеку мгновенно улавливать множество разнообразнейших моментов и оттенков явления (проблемы) практически мгновенно.

Медитация и молитва: сходства и отличия. Даже теоретическое понимание сущности медитации из приведенных выше положений, позволяют ответить на один из очень важных вопросов – в каких соотношениях находятся между собою медитация и молитва?
В последнее время стали появляться публикации, в которых говорится или о том, что молитва вообще не нужна, если человек занимается медитацией, или же утверждается о тождественности глубокой молитвы и медитации. Поэтому надо проследить как черты сходства между молитводеланием и медитацией, таки и проанализировать различия, если таковые есть.

Основное и безусловное сходство медитации и молитвы связано, конечно, с контролируемой активизацией духовных составляющих человека – сначала Буддхи, а затем и Атмы как собственно высшего-«Я» человека. Как медитация, так и глубинная чистая молитва «включают» это высшее-«Я», в результате чего человек погружается в свет самоосознания Атмы (при внутренней медитации), или же лучи самоосознающей Атмы направляются на внешние проявления Божественности, когда объектом медитации являются внешние проявления Господа, или Высшей Реальности. В обоих типах медитации фокус самоосознания человека выходит за пределы феноменального мира, или Физического уровня материальной природы…
В этом отношении медитация и состояние глубокой молитвы безусловно близки. Более того, если говорить о состояниях Сверхсознания как о плодах молитвы или медитации – то и вообще эти понятия могут оказаться тождественными. Не может быть чистой непарительной молитвы, в котором занимающейся обращается к самым глубинным уровням Атмы, которая бы не требовала медитации, а для очень и очень многих людей совершенство в молитвенной практике как раз и означает на практике выход на эти уровни, достигаемые в медитации и требующие медитативного состояния.
Как видите, все еще зависит от уровней молитвы и качества молитвы. Если верующий крестьянин просит у Бога корову, а мафиози освящает в церкви свой новый «Мерседес», прося Господа защитить его собственность, – то этот уровень материалистических молитв никакого отношения к медитации вообще не имеет и, конечно, ниже самых простых медитативных практик.
Но когда достаточно продвинутый в вере человек просит Господа преобразить его, превратить его человеческую жизнь в Жизнь Высшую, использовать Его для реализации на земле Божьего промысла, – уже такие уровни автоматически означают вхождение в состояние медитации и, в свою очередь, требуют медитативного погружения в Бога. Святые действовали и действуют в состоянии медитативной погруженности в Бога, в состоянии медитативной непривязанности к низшим природным явлениям, в состоянии озаренности высшего сознания и высшим сознанием…

Поэтому уже на этих примерах мы видим нетождественность, хотя и близость, понятий «молитва» и «медитация». Ведь под молитвой обычно понимается любое обращение сознания верующего к Бога. Но можно ли молиться самому себе? – ведь медитативное погружение в свою Атму, пребывание в высшей природе своего собственного естества тогда можно квалифицировать как «молитву самому себе»? Вот в этом последнем случае как раз лучше говорить как о медитации, а не как о молитве.
Кроме того, нельзя не учитывать, что медитация часто практикуется людьми, которых нельзя считать религиозными в ортодоксальном смысле этого слова. Например, в дзэн-буддизме: эта особая ветвь столь «атеистической» религии как буддизм вообще целиком основана на медитативном созерцании и требует медитативного созерцания. Но погружение в свою высшую природу как раз и означает погружение в Бога, если признавать тезис о тождестве высшего-«Я», или Татхагата-гарбхи, и Господа как единственной Высшей Реальности. Более того, Шри Сатья Саи Баба как-то заметил, что атеистов вообще не существует: ведь нет ни одного человека, кто не был бы уверен в своем собственном «Я» (!).

Подводя здесь заключительные итоги, следует сказать следующее:
– примитивная молитва недалеко продвинутых в духовном отношении людей ниже медитации;
– глубокие уровни молитвы, погруженность в глубинное осознавание Бога выше примитивных уровней медитативных практик, осуществляемых сугубо механистическим образом. В этом последнем смысле неправомерно будет говорить, что медитация выше молитвы и может ее заменить.

Поэтому давайте не путаться в словах и давайте за отдельными словами распознавать, что именно за ними скрывается.
Так или иначе, к этим вопросам мы еще вернемся при рассмотрении Пути мистика и Пути оккультиста.

« О СБЕРЕЖЕНИИ ДУХА И ТРЕНИРОВКЕ ЭНЕРГИИ | Лекарство с вашего огорода. »

Здесь может быть Ваша реклама!