Философия Бхагавад-гиты.

Философия Бхагавад-гиты.

Т. Субба Роу.

При изучении Бхагавад-гиты не следует рассматривать её в отрыве от остальной части Махабхараты, как это делается сейчас. Она была вставлена Вьясой в надлежащее место с особой ссылкой на некоторые эпизоды этой книги. Чтобы оценить учение Кришны, сначала следует осознать истинное положение Кришны и Арджуны. Среди прочих имён, которыми называется Арджуна, одно — очень странное; он назван в разное время десятью или одиннадцатью именами, большинство из которых объяснено им самим в Виратапарве. Одно имя исключено из списка, а именно Нара. Это слово значит просто «человек». Но почему конкретный человек должен называться так, будто это имя собственное — это с первого взгляда кажется странным. Тем не менее, именно здесь лежит ключ, позволяющий нам понять не только положение Бхагавад-гиты в тексте и её связь с Арджуной и Кришной, но и целый поток, текущий через всю Махабхарату и заключающий в себе истинные взгляды Вьясы на происхождение, испытания и судьбу человека. Вьяса рассматривал Арджуну как человека, или скорее, как истинную монаду в человеке; а Кришну — как логос, или дух, приходящий спасти человека. Некоторым кажется странным, что это высоко философское учение было вставлено в месте, с виду крайне неподходящем для этого. Считается, что эта беседа между Кришной и Арджуной имела место прямо перед началом битвы. Но когда вы оцените Махабхарату, то увидите, что для Бхагавад-гиты это место — наиболее подходящее.

Исторически эта великая битва была борьбой между двумя семьями. Философски — это великая битва, в которой человеческий дух должен сражаться против низших страстей в физическом теле. Многие из наших читателей возможно слышали о так называемом «обитателе порога», столь живо описанном в романе Литтона «Занони». Согласно описанию этого автора, этот обитатель порога представляется чем-то вроде элементала или другого чудовища таинственного вида, появляющегося перед неофитом сразу же, как он соберётся войти в таинственную страну, и пытающегося поколебать его решимость угрозами неизвестных опасностей, если тот ещё не вполне готов.

В действительности такого монстра нет. Это описание следует принять в фигуральном смысле. Но тем не менее, на пороге есть обитатель, чьё влияние на ментальном плане куда более мучительно, чем может быть любой физический ужас. Истинный обитатель порога образуется из падения духом и отчаяния неофита, которого призывают оставить свои прежние пристрастия к родственникам, родителям и детям, равно же как и стремления к предметам мирского честолюбия, которые, возможно, были его спутниками на протяжении многих воплощений. Будучи призван порвать с этими вещами, неофит, прежде чем осознает свои высшие возможности, чувствует нечто вроде пустоты. Когда он оставит все эти ассоциации, сама его жизнь покажется исчезнувшей в разреженном воздухе. Ему кажется, что он потерял всю надежду, и ему больше не для чего жить и работать. Он не видит никаких признаков своего будущего прогресса. Всё перед ним представляется темнотой; и на душу опускается нечто вроде давления, под которым она начинает поникать, и в большинстве случаев он начинает откатываться назад и прекращает дальнейший прогресс. Но если это человек, сражающийся по-настоящему, он будет бороться против этого отчаяния и сможет продолжать движение по Пути. Я могу тут сослаться на несколько высказываний из автобиографии Милла. Конечно же, автор ничего не знал об оккультизме, но в его умственной жизни была стадия, по всей видимости приближающаяся к точке пути, близко напоминающей то, что я описываю. Милл был великим аналитическим философом. Он провёл исчерпывающий анализ всех умственных процессов — ума, эмоций и воли.

«Теперь я увидел (или подумал, что увидел) то, что ранее всегда принимал с неверием — а именно, что привычка к анализу склонна изнашивать чувства, как в действительности и происходит, когда никакой другой умственной привычки не культивируется... Таким образом, ни эгоистичные, ни бескорыстные удовольствия уже не были удовольствиями для меня».

В конце концов он пришёл к тому, чтобы разобрать целого человека в ничто. Тут над ним возобладала меланхолия, в которой было нечто ужасное. В этом состоянии ума он оставался многие годы, пока не прочитал книгу поэм Уордсворта, полных симпатии к объектам природы и человеческой жизни. «Из них, — говорит он, — я, кажется, узнал, что может стать неиссякаемым источником счастья, когда происходит избавление от всех б`ольших зол жизни». Это в весьма слабой степени показывает, что должен переживать чела, когда он решается отвергнуть все старые связи и призывается жить для яркого будущего на высшем плане. Эта переходная стадия более или менее и была положением Арджуны перед обсуждаемой нами беседой. Он собирался вступить в войну на уничтожение против врагов, ведомых некоторыми из наиболее близко связанных с ним, и вполне естественно сжимался от мысли об убийстве родственников и друзей. Каждый же из нас призван убить свои страсти и желания не потому, что все они обязательно являются злом сами по себе, но потому что их влияние должно быть уничтожено, прежде чем мы сможем утвердиться на высших планах. Это положение Арджуны имело целью проиллюстрировать состояние челы, который призван встретиться лицом к лицу с обитателем порога. Как гуру философским учением подготовляет своего челу к испытаниям посвящения, так и Кришна наставляет Арджуну.

Бхагавад-гиту можно рассматривать как беседу, которую гуру адресует челе, полностью определившемуся в решении порвать со всеми мирскими стремлениями и желаниями, но всё ещё чувствующему некоторую подавленность, вызванную кажущейся пустотой своего существования. Книга содержит восемнадцать глав, тесно связанных между собой. Каждая глава описывает определённую фазу, или аспект человеческой жизни. Читая книгу, изучающий должен помнить это и постараться выявить соответствия. Он встретит то, что покажется ненужными повторениями. В методе, применённом Вьясой, они были необходимы — его намерением было представить природу различными путями, как видится она с точек зрения различных философских школ, процветавших в Индии.

Теми, кто не оценил преимуществ оккультного обучения, в отношении нравственного учения Бхагавад-гиты часто утверждается, что если все последуют этим курсом, мир придёт к застою; и потому это учение может быть полезно лишь немногим, но не обычным людям. Это не так. Конечно, это правда, что большинство людей не находятся в таком положении, в котором они могли бы бросить свои обязанности граждан и членов семей. Но Кришна ясно заявляет, что эти обязанности, если они и несовместимы с аскетической жизнью в лесу, конечно же могут быть совмещены с той разновидностью умственной отстранённости, которая является гораздо более мощной в отношении создания следствий на высших планах, чем любое физическое отдаление от мира. Ведь хотя тело аскета может находиться в джунглях, его мысли могут быть в миру. Кришна потому и учит, что истинная важность заключается не в физическом, а в умственном уединении. Каждый человек, имеющий обязанности, которые надлежит выполнять, должен уделять им свой ум. Но, говорит учитель, одно дело — совершить действие во имя долга, и совсем другое — совершить то же самое из наклонности, интереса или желания. Таким образом становится ясно, что в силах человека — делать определённый прогресс в развитии своих высших способностей, при этом не имея в своём образе жизни ничего такого, что заметно отличало бы его от своих товарищей. Ни одна из религий не учит тому, что люди должны быть рабами своих интересов и желаний. На необходимости затворничества и аскетизма настаивают немногие. Величайшее возражение, выдвигаемое против индуизма и буддизма, заключается в том, что рекомендуя такой стиль жизни изучающим оккультизм, они склоняют считать жизни людей, вовлечённых в обычные занятия, никчёмными. Однако это возражение основывается на недоразумении, поскольку эти религии учат, что важно не само действие, а умственное отношение к нему совершающего его. Вот нравственное учение, которое проходит через всю Бхагавад-гиту. Читатель должен внимательно отметить различные аргументы, которыми Кришна обосновывает своё утверждение. Он обнаружит отчёт о происхождении и назначении человеческой монады, а также о том, каким образом она достигает спасения благодаря помощи и просвещению, получаемым ею от своего логоса. Некоторые приняли убеждение Арджуны Кришной служить ему одному как поддержку доктрины о личном боге. Но это ошибочное заключение, поскольку, говоря о себе как о Парабрахмане, Кришна является и логосом. Он описывает себя как атму, но без сомнения, един с Парабрахманом, поскольку между атмой и Парабрахманом нет разницы по сути. Конечно, логос может говорить о себе как о Парабрахмане, ведь все сыны божии, включая Христа, говорили о своём единстве с Отцом. Его высказывание о том, что он присутствует во всяком существе в Космосе, точно выражает свойство Парабрахмана. Но логос, будучи проявлением Парабрахмана, может использовать эти слова и принимать эти атрибуты. Таким образом, Кришна лишь призывает Арджуну служить своему собственному высшему духу, лишь через который можно надеяться достичь спасения. Кришна учит Арджуну тому, чему логос в ходе посвящения будет учить человеческую монаду, указывая, что лишь через него достигается освобождение. Это не подразумевает идеи о боге, имеющем свойства личности.

Отметьте ещё и взгляды Кришны относительно философии санкхья. Об этой системе распространены некоторые странные идеи. Предполагается, что сутры, имеющиеся в нашем распоряжении, содержат первоначальные афоризмы Капилы. Но это отрицается многими великими учителями, включая Шанкарачарью, который говорит, что они не представляют его истинных взглядов, но есть взгляды некоего другого Капилы, или автора книги. Истинная философия санкхьи тождественна пифагорейской системе чисел и философии, воплощённой в халдейской числовой системе. Целью этого философа было представить все таинственные силы природы немногими простыми формулами, которые он выразил в числах. Первоначальная книга не найдена, хотя возможно, что она ещё существует. Система же, преподносимая ныне под этим именем, содержит немногим более, чем отчёт об эволюции элементов и нескольких их комбинациях, входящих в состав различных таттв. Кришна примиряет философию санкхьи, раджа-йогу и даже хатха-йогу, в первую очередь показывая, что эта философия, если правильно понята, ведёт к тому же слиянию монады с логосом. Доктрина кармы, охватывающая более широкое поле, чем допускается ортодоксальными пандитами, которые ограничили её значение исключительно религиозными предписаниями, одна и та же во всех философиях, и включает, согласно Кришне, всякое хорошее и плохое действие или даже мысль.

1 2 3 4 5 6 »

« Что такое Адвайта-веданта. | Преобразование проблем в радость. Лама Сопа ринпоче. »

Здесь может быть Ваша реклама!