Мистический Тибет и не очень

Мистический, Тибет, очень

Среди разнообразных головных уборов выделяются шерстяные колпаки, меховые шапки всевозможных фасонов и характерные для многих групп тибетцев фетровые шляпы. Обувь преимущественно вяленая и кожаная (частично сыромятная).
Особенность тибетской культуры состоит в том, что единственной формой ее проявления на протяжении столетий была религия, что делает ее похожей на уклад Средневековья. Очагами учености служили монастыри. Интеллигенцию составляли ламы. Как и в средневековой Европе, религия монополизировала все средства художественного самовыражения. Но культура при этом была не общим достоянием, а уделом меньшинства.
В крае, где практически отсутствовало светское образование, сейчас действует 2400 начальных и 80 средних школ. В них учатся на родном языке две трети детей школьного возраста. До повсеместного школьного обучения пока еще далеко. И главная тому помеха — нехватка преподавателей. Их подготовка стала задачей четырех существующих в автономном районе высших учебных заведений и прежде всего — Тибетского университета. Каждый год около 300 выпускников пополняют ряды местных учителей. Почти полторы тысячи его студентов обучаются на физико-математическом, электромеханическом и др. факультетах. Самый большой из них — факультет тибетского языка и литературы. В университете есть факультет тибетского искусства. Там читают лекции и ведут семинары известные богословы из монастырей Дрепал, Сера. Духовенство оказывает помощь при изучении Тибетской архитектуры, музыки, изобразительного искусства.
Ныне все преподаватели университета должны владеть тибетским и китайским языками. Главная задача университета — воспитать людей, способных сохранить традиционную национальную культуру Тибета в широком смысле слова, что включает литературу и искусство, философию и этику.
Что же касается подготовки тибетских врачей, то для этого теперь специально создан факультет в университете. Там обучается триста студентов. Объем знаний велик, оригинальность методики их усвоения, воздержание от пищи — все эти религиозные ритуалы воспитывают у тибетского врача многие нужные ему качества.
Экзамены до сих пор проводятся по традиционному ритуалу, студент наизусть прочитывает “Четверокнижие”, от первой до последней строки, начинает на заре, а кончает далеко за полночь. Преподаватели сменяют один другого, уходят обедать, ужинать. А экзаменуемый имеет право прерваться лишь на секунду, чтобы сделать глоток воды.
Раньше в условиях монастырской жизни на изучение тибетской медицины уходило 12—15 лет. Половина времени отводилась богослужениям, теперь этот урок сократился.
В основе тибетской медицины лежит учение о пяти первоэлементах (вода, огонь, земля, металл и дерево). Тибетские врачи, подобно китайским, трактуют болезнь как нарушение баланса этих первоэлементов в организме человека. А цвет лица, глаз, языка больного позволяет тибетскому врачу судить о том, в каком соответствии находятся три начала жизни, деятельности. Главная задача медицины — привести все это в равновесие.
Тибетский врач слушает пульс больного шестью пальцами обеих рук, надавливая ими с разной силой на определенные точки запястья. Левый указательный палец дает ему информацию легких, средний — о печени, безымянный — о почках. Частоту пульса лекарь меряет своим дыханием.

Тибетские медики считают, что больного легче лечить, зная его гороскоп, то есть предрасположенности, сложившиеся под воздействием небесных тел в момент его рождения. Учитывают они и индивидуальные биоритмы, рассматривая каждый орган как своеобразную функцию — начальную систему, имеющую свои часы для стимулирования или притормаживания. А вообще в астрологических прогнозах, по их мнению, ничего фатального нет. Это как дорожные знаки, которые предупреждают об опасности или, наоборот, подсказывают твой день.
Тибетская медицина не осталась в стороне от попыток раскрыть сверхъестественные способности человека. Прежде всего это касается ясновидения. В Тибете давно заметили, что дар ясновидения люди чаще всего обретают после мозговой травмы. И в связи с этим задались целью открывать “третий глаз” искусственным путем. Воплощалась эта идея следующим образом. Отобранному по особым признакам монаху делают операцию, нередко сопряженную с летальным исходом. В середине лба высверливают отверстие, на несколько дней закрывают его деревянным клином с целебными мазями и дают зарасти. Затем избранного монаха на три года, три месяца и три дня замуровывают в пещеру. Оставляют лишь отверстие, равное по ширине расстоянию между большим и средним пальцами руки. По этому лазу раз в сутки проталкивают воду и цзамбу. К концу срока лама должен проявить три сверхъестественные способности.
Во-первых, “сжать плоть”, то есть выбраться наружу через узкий ход, достаточный вроде бы лишь для кошки. Во-вторых, “умножить жар”, то есть усесться на обледенелую ячью шкуру и высушить ее своим телом. Наконец, в-третьих, “убавить вес”, то есть достичь состояния первой ступени к левитации. Сидя в позе лотоса, лама каким-то необъяснимым способом отрывается от земли. Хотя ноги его остаются скрещенными, он начинает подскакивать с возрастающей амплитудой, словно шарик для пинг-понга.
Способность делать свое тело почти невесомым необходима для того, чтобы совершить религиозный подвиг, именуемый как “бег-полет”. Нужно, едва касаясь земли, пробежать триста тридцать километров (от Шигатзе до Лхасы). Подвижник отправляется в путь в полнолуние. Бежит в трансе, как лунатик, две ночи и день. Встречным предписывается падать ниц и ни в коем случае не выводить бегущего из забытья, ибо это опасно для его жизни. В Лхасском храме Джокон есть служитель, обязанный заверять совершение “арджохи” специальной печатью.
Выявлением сверхъестественных способностей человека наиболее серьезно занималась так называемая секта “красных шапок”: монастырь Шалу близ Шигацзе, принадлежащий этой секте, известен как место отшельников. По убеждению обитателей монастыря, это кратчайший путь от умения владеть собственным телом к способностям управлять психической энергией.
Тибетцы убеждены, что, кроме ясновидения, телепатии, левитации, можно обрести и умение становиться невидимым. По представлениям тибетцев, все эти способности, ныне утраченные людьми, сохранил лишь йети — снежный человек, потому-то он всегда так загадочно исчезает.
Тибетцы сохранили древние традиции в проведении религиозных праздников. Они являются поводом для массового народного гуляния. Основными средствами сценического выражения являются три компонента: главный — музыка, а затем уже пение и танцы. Религиозные празднества дают повод для сочинения мистерий. Это произведения как религиозного, так и социально-утопического содержания, но всегда привязанные к соответствующему монастырю.
Экономико-географическое положение Тибетского района имеет неблагоприятные условия для развития хозяйства. Он находится в малонаселенной юго-западной части Китая, огороженной с севера и юга непреступными горами. Сотни и тысячи километров отделяют его от океанов и морей.
Тибетское нагорье — это своеобразная “крыша мира”, вознесенная почти на 4 тысячи метров над уровнем моря. Казалось бы, этот край мало приспособлен для жизни. Разреженный сухой воздух, от которого постоянно першит в горле, сохнет кожа, ломаются ногти. Переходы температур такие, что если спине жарко, то груди холодно, и наоборот, потому что на солнце плюс 30 град., а в тени всего 12 град. Вода здесь кипит при температуре значительно ниже 100 градусов, и сварить в ней что-нибудь очень трудно. Каменистый грунт, скудная растительность, отсутствие нормального топлива. Но при всем этом в Тибете уже много веков живут люди.

1111111