Мистический Тибет и не очень

Мистический, Тибет, очень

В национальном отношении Тибет однороден. В Тибете живут народы, относящиеся к тибето-бирманской языковой группе. Тибетцы составляют абсолютное большинство населения. Из небольшого числа национальных меньшинств наиболее многочисленны китайцы. Сейчас их насчитывается около 80 тысяч (что составляет менее 4 %). Почти половина из них сосредоточены в Лхасе; это строители, врачи, учителя, обычно работающие по контракту.
Если в 50-е годы население Тибета составляло 1,1 млн человек, то теперь оно возросло до 2,2 млн человек. Вдвое также возросла плотность населения, хотя она и сейчас довольно низкая.

В силу географических, климатических и экономических причин население распределено неравномерно, наибольшая плотность приходится на юго-восточную часть — речные долины, главные земледельческие районы Тибета. Наименьшая — на полупустынные и пустынные скотоводческие районы нагорья.
Среди тибетцев и родственных им народов выделяется особый восточно-тибетский тип, отличающийся от северо-китайского меньшей высотой черепа и большей шириной лица, а также ослабленной выраженностью монголоидных особенностей глазной области и носа. Эти черты придают ему “американоидный” (сходный с американскими индейцами) внешний облик.
Внешне тибетцы очень похожи на героев Ф. Купера и М. Рида. Да и не только внешне. Вся материальная культура, особенно архитектура, напоминает храмы инков в Перу и ацтеков в Мексике. Тибетцы также считают себя наследниками очень высокой цивилизации, некогда существовавшей на земле. Но, глядя на их повседневную жизнь, думаешь не о других мирах, а о дремучем средневековье.
Суровой природой высочайшего в мире нагорья порождены своеобразные черты образа жизни его обитателей. В Тибете сильны поверья о злых духах — обитателях горных вершин, которые якобы посылают болезни и беды на тех, кто отважится подняться в их владения. Для защиты от них на гребнях перевалов ставят флажки с молитвенными текстами.
Рожающую женщину здесь выгоняют из жилища, причем одну. Новорожденного обязательно носят к водопаду, чтобы подержать в ледяной воде. Если не выживет — значит, всего лишь избавит себя и родственников от страданий. Спартанское воспитание, ничего не скажешь.
Тибет — одно из немногих мест на земле, где не пекут хлеба. Тибетцы смазывают маслом кожу, чтобы не сохла. Моются один раз в году — в сентябре, во время особой, купальной недели.
“Купальная неделя” — лучшая пора для того, чтобы посетить Тибет. После седьмого новолуния по местному календарю на небе появляется Венера, возвещая о начале осени. В эти дни люди целыми семьями приходят к горячим источникам или собираются на берегах рек и озер. Ритуал омовения на “купальной неделе” бывает торжественным и радостным. Сначала каждый усаживается на корточки и моет голову, затем растирает тело и, наконец, окунается в воду. Погода для купания, правда, не самая подходящая — градусов 10—15. Но купаться весной, когда в горах тают снега, еще холоднее. Летом, в сезон дождей, вода становится мутной. Так что начало осени — лучшее время для “купальной недели”. Женщины приносят к реке стирку, мужчины — выпивку, и все завершается веселым пикником.
“Купальная неделя” считается самой благоприятной порой для сбора целебных растений, для приготовления тибетских лекарств, вообще для исцеления от болезней.
Здесь до сих пор сохранилось многомужество. Женят только старшего брата, младшие же по мере подрастания тоже становятся мужьями его жены. Таким образом, имущество семьи никогда не делится. Добрачные отношения не только не осуждаются, но поощряются. По традиции девушка носит на шее ремешок с подаренными любовниками монетками. Если их меньше дюжины, шансов сосватать такую невесту немного. Внебрачных детей усыновляют дедушка с бабушкой, а настоящий отец, отработав на семью своей возлюбленной полтора месяца (3 недели до родов и 3 после), уходит себе с миром.
Суровой природой высочайшего в мире нагорья порождены и многие другие своеобразные черты образа жизни его обитателей. Тибет, к примеру, — это край, где нет ни кладбищ, ни отдельных могил, не существует здесь и обряда кремирования. Исключение составляет надгробный курган царя Гамбо и нескольких его потомков. Забальзамированные мощи покойных далай-лам хранятся в золотых ступах, украшающих молельные зоны ламаистских святилищ.
В остальных же случаях похороны в Тибете означают не “предание земли, а предание небу”. Тело умершего три дня лежит дома, чтобы из него “вышла душа”, а потом “предается небу”: его относят на специально предназначенную для обряда скалу и скармливают гигантским грифам. Если от умершего ничего не остается — значит, он благополучно переселился на небо. Такой обряд похорон обусловлен философией ламаизма, согласно которой смерть есть переход к иному уровню бытия и поэтому умершая плоть должна быть принесена в дар другим формам жизни.
Весь уклад жизни тибетцев связан с особенностями хозяйства, приспособленностью к нему и обусловлен его возможностями.
От тибетских жилищ землевладельцев веет Средневековьем. Каждое из них — крепость из неотесанных камней. Маленькие оконца есть лишь наверху, у самого карниза плоской крыши. Нижний темный этаж служит стойлом для скота, там же складывают земледельческий инвентарь, крутая приставная лесенка ведет наверх, в жилье помещения. Над ними, в небольших пристройках на плоской крыше, хранится зерно.
Традиционное жилище тибетского скотовода — переносной прямоугольный шатер на растяжке с “воротами”, покрытый шкурами животных, кошмами или полотнищами шерстяной, чаще всего черной ткани. В последнее время в качестве кроющего материала употребляется брезент, особенно в летнее время года. Очаг помещается внутри жилища. Он служит одновременно для приготовления пищи и отопления.
Утварь и посуда большей частью кожаные, деревянные, чугунные, керамики почти нет, если не считать покупного китайского фарфора у более зажиточных слоев населения. Тибетцы употребляют в пищу молочные продукты, в особенности выдержанное топленое коровье молоко, мясо. В большом ходу кирпичный черный чай и ячменная цзамба (поджаренный, а затем заваренный ячмень).
Наиболее распространенные способы приготовления мясных кушаний — варка в подвесном или укрепленном на треноге чугунном котле и поджаривание на вертеле над открытым очагом.
Надо отметить, что тибетцы не принимают в пищу все то, что обитает в морях, озерах и реках. Они даже не занимаются ловлей рыбы.
Приспособлена к условиям быта тибетцев и их одежда. В костюме наблюдается сочетание местных элементов, связанных со специфическими экологическими условиями, а также с одеждой, заимствованной от китайцев. Большую роль в облачении тибетцев играют меховые войлочные и шерстяные накидки, а также меховые безрукавки. Главные элементы костюма — суконные халаты и штаны, а также меховые шубы. Халат и шубу обычно носят наброшенной на левое плечо (при открытом правом); в жаркое время года эта одежда может быть целиком спущена до пояса и завязана вокруг талии. Такой обычай связан с резкими суточными колебаниями температуры.

1111111