Притчи о ЛЮБВИ!

Притчи, ЛЮБВИ

Притча о любви
     Жил да был мальчик. Левио его звали. Всеми забытая страна, глухая провинция, маленький городок – вот где он жил. Однако среди местных жителей родители мальчика считались состоятельными людьми. Еще бы! Свой собственный особнячок с белыми колоннами у входа, парк вокруг дома и даже небольшой пруд, в то время как в этих краях считалось нормой иметь лишь деревянную избушку-развалюшку и маленький участок земли.
     Дом вплотную примыкал к скале, острым зубом уходящей ввысь. В скале был грот, но об этом никто не знал, лишь маленький Левио. Однажды, играя в саду у подножия скалы, он нашел неприметный лаз, уходящий куда-то вглубь холодного камня.
     Лаз пугал его: там было темно и пахло пылью. Родители мало интересовались своим единственным сыном. И других детей, с кем Левио мог бы играть, не было. Он был предоставлен сам себе.
     Шли годы, и мальчик, превозмогая страх, занялся исследованием, спускаясь с факелом в пещеры, связанные хитрыми ходами, так велико было детское любопытство.
     Когда Левио достиг пятнадцатилетнего возраста, он сделал в гротах под скалой удивительную находку. В небольшой пещерке на украшенном затейливой резьбой мраморном постаменте стояла статуя прекрасной обнаженной девушки, тускло поблескивающая золотом в сполохах света факела.
     Она казалась живой – так велико было искусство мастера, изваявшего ее. Статуя была выполнена в мельчайших подробностях – скульптор умудрился выточить каждую ресничку, каждую морщинку, каждую вену. Лишь один изъян был у этого шедевра – в левой груди девушки зияла большая дыра. Это выглядело так, словно кто-то вырвал у красавицы сердце.
     Как статуя оказалась здесь, в глубине скалы, и сколько она здесь находится, неподвластная времени, было загадкой. Но не эти вопросы интересовали юношу, во все глаза смотрящему на дивную красу. Стоит ли говорить, что он, лишенный в своем захолустье женского общества, влюбился в нее без памяти?
     Прошло несколько лет, и Левио скопил достаточно денег, чтобы приобрести у местного колдуна заклинание, которое должно было открыть ему, кто была та девушка, которая послужила моделью великому скульптору, и где ее найти.
     Левио был упорным молодым человеком. Его не пугали прошедшие годы. Ведь такая красота вечна. А магия способна победить безжалостное время.
     Удивительный результат получил он. Выходило, что статуя и есть та самая девушка, обращенная злой магией в холодный металл. Не мертвая, но уснувшая.
     Еще больше времени потратил юноша, чтобы узнать, как можно было бы воскресить красавицу.
     Выходило, что есть только два пути. Либо за дело должен был взяться маг, составивший это заклятие, либо более сильный, который смог бы сломать чужое волшебство.
     Покинул Левио отчий дом, чтобы найти сильного чародея. Но все маги, встреченные им, поспешно отказывали юноше, как только узнавали, чья печать красуется на постаменте. Пространствовав в бесплотных поисках целый год, Левио понял, что не сыскать ему столь сильного мага, который бы смог помочь ему.
     К тому моменту он уже выяснил кое-что про мага, наложившего заклятие. Это был очень сильный волшебник. Был, потому что он уже давно умер, навеки запечатлев свое имя в легендах.
     Тогда Левио зашел с другой стороны: он стал собирать всю информацию об этом великом чародее. И вот однажды в одной пыльной заплесневевшей книге он нашел упоминание о своей девушке.
     Легенда гласила, что юная Виона, прекрасная, как луна, и столь же холодная и недосягаемая, отвергла ухаживания Великого Волшебника, оскорбив его и обдав холодным презрением. И тогда он, движимый гневом, молвил: "Ты прекрасна, ненаглядная Виона, но нет у тебя сердца". И тут же девушка оборотилась золотой статуей, лишенной сердца. Посмотрел волшебник на дело рук своих и добавил: "Пусть кто-нибудь, более удачливый, чем я, попытает счастья и попробует подобрать тебе правильное сердце". Сказал он так и исчез. А отец девушки спрятал ее в тайном месте, чтобы вандалы не позарились на драгоценный металл.
     Поспешил домой Левио, окрыленный надеждой. У лучших ювелиров заказал он золотое сердце для своей любимой. Но когда он спустился в грот, уже готовый поместить недостающий орган на законное место, то замер в нерешительности.
     "Разве из надменного золота должно быть сердце его возлюбленной? Зачем ему жена, холодная и неприступная, но любящая роскошь? Нет, это должно быть что-то попроще: добротный трудовой металл, не боящийся тяжестей и невзгод и способный благодарно трудиться долгие годы!"
     Тогда велел он изготовить новое сердце из лучших сортов стали. Но и его он оставил у подножия статуи. Ведь "сердце живой девушки должно быть живым. Холодный металл не сможет оживить неживое".
     В третий раз он принес еще бьющееся сердце только что убитой коровы. Его он тоже отбросил, поскольку "прекрасная девушка должна иметь любящее сердце молодой женщины, а не толстой коровы, способной лишь жевать траву и давать молоко".
     Как только он это понял, то упал на колени и горько заплакал, потому что понял, что не сможет погубить чужую жизнь. Но и это не все: понял он также и то, что никогда не найдет нужного сердца для своей любви, поскольку всегда в результате получится не та девушка, которая живет в его воображении, и которую он так горячо любит. И еще он вспомнил чародея.
     "Пусть такая, но моя!" - пробормотал он, вытирая слезы, и побрел прочь.

1111111