Интуиция и Восточная культура

Интуиция, Восточная, культура

Другая ипостась интуиции, которую еще называют "Шестым чувством", а в некоторых случаях "предвидением",  —  вдруг(!) необъяснимо откуда явившееся знание, мнение, ощущение по поводу чего бы то ни было. Нам кто-то "почему-то не нравится"; мы осознаем, что человек говорит неправду или "что-то задумал"; нам кажется, что "все сложится" или, напротив, "что-то случится" — это самые простые примеры. Известны примеры и не такие элементарные. Во многих источниках находим описание такого явления: побывавшие в боях старослужащие солдаты буквально с первого взгляда выделяют из числа солдат пополнения тех, кто будет убит в первом же бою. (Вообще, замечено, что в опасных для жизни ситуациях интуиция обостряется).

Известный психиатр Эрик Берн в своей книге "Познай себя" описывает случай, когда он, почувствовав себя "на свету" (так Берн обозначает интуицию), сумел "угадать" некоторые детали прошлого двух своих пациентов. Этот случай лег в основу его доклада, в котором психиатр пытался продемонстрировать, как ранние эмоции переживания индивида оставляют следы не только на его взрослой личности, но также на его мускулатуре, особенно на лицевых мышцах.

Интуиция в научном творчестве. По мнению Алексея Маслова, интуиция — единственный способ открытия в научном творчестве. Логика лишь инструмент исследования проблемы и последующего за открытием доказательства правильности найденного решения. Эта точка зрения находит подтверждение в высказываниях ученых, в том числе (и даже в первую очередь) занимающихся такими точными науками, как математика, физика.

В своей работе "исследование психологии изобретения в области математики" Ж.Адамар уделил много внимания творческой стороне математического мышления, выделив ряд его основных этапов. Первый этап — "подготовка", когда происходит осознанное исследование проблемы; второй этап — "инкубация", когда проблема как бы вытесняется в подсознание и исследователь может вообще забыть о ней; третий и центральный этап — "озарение", когда решение проблемы вдруг неожиданно "прорывается" в сознание (иногда этот этап сопровождается психологическим предчувствием); и последний, заключительный этап — проверка и теоретическое оформление результатов.

"Говорят, что математик обладает интуитивным стилем мышления, когда, работая долго над проблемой, он неожиданно получает решение, которое он еще формально не обосновал. Также интуитивисту присуща способность быстро делать очень удачные предложения о том, какой из подходов к решению задачи окажется наиболее эффективным", — пишет Л.Султанова в статье "Роль интуиции и неявного знания в формировании стиля математического мышления".

Возникновение эвристических идей — одно из самых ярких проявлений "интуиции решений". Но не каждый долго работающий над проблемой ученый дожидается своего "озарения". Обусловлено ли оно лишь подготовленностью самого ученого, либо интуитивное восприятие в науке возможно развить (а может, стоит преподавать интуицию, как предмет, будущим физикам?).

Как работает интуиция? Вообще на вопрос: "Как работает интуиция?" может быть дан классический ответ: "Это науке неизвестно".

Почему у одних интуиция развита лучше, чем у других? И можно ли (и как?) научиться слышать "внутренний голос", распознавая язык, на котором говорит интуиция? Каковы этапы интуитивного прозрения (какова "логика интуиции", по определению Алексея Маслова)?

Западные исследователи активно пытаются найти объяснения проявлениям интуиции.

Выше описывался опыт Эрика Бернса, который лег в основу его теории об отражении перенесенных переживаний на мускулатуре человека. Вот как описывает психиатр свой опыт: "Большая часть моих заключений была результатом интуиции, точнее того, что врачи называют "клинической интуицией". Точно так же как старый семейный врач умел распознать тиф и ставил диагноз "по нюху", потому что обладал большим опытом лечения этой болезни, современные наблюдательные психиатры учатся узнавать многое о пациенте "по интуиции". Поскольку психиатр постоянно встречается с пациентами и расспрашивает их о возрасте, семейном положении, домашней жизни и о других характеристиках, можно предположить, что через несколько лет он приобретает способность делать очень проницательные догадки по внешности".

То есть внутренние переживания человека явственно "отпечатываются" у него "на лице" (различаем же мы морщинки "смеха" и "злости", и можно предположить, что таких знаков на самом деле намного больше, просто многие из них мы воспринимаем неосознанно).

Намерения, ощущения, настрой человека могут проявляться и в его моторике. О языке жестов написано большое количество книг и брошюр, поучающих, как распознавать в собеседнике лгуна, гордеца, властного диктатора и так далее, наблюдая за его жестами. И хотя пресловутое потирание кончика носа (излюбленный авторами книг о жестах знак того, что человек говорит неправду) — жест весьма "топорный", вполне возможно предположить, что некие движения и жесты, на которые мы как бы не обращаем внимания, на самом деле несознательно/подсознательно наблюдаются и анализируются.

Определенная (а по мнению некоторых исследователей, решающая) роль в запуске механизма интуиции отводится запаху. По мнению Эрика Берна, "интуиция часто опирается на обоняние. Запах дыхания человека и запах его пота меняется при изменении эмоционального отношения. Некоторые люди острее ощущают запахи остальных, и расстояние, на котором запахи могут воздействовать на эмоции, кажется невероятным… Тот факт, что мы не осознаем запахи, совсем не означает, что они не влияют на наше эмоциональное отношение. Запахи могут изменять сновидения, при этом они не осознаются как запахи". "Аромат" человека, находящегося в состоянии сильного стресса, при котором происходит выброс адреналина в кровь, видимо, отличается от запаха того, кто испытывает радостный подъем и активно вырабатывает эндорфин. Этим можно объяснить, например то, что собаки, как известно, бросаются на тех, кто их боится (даже, если боящийся не бежит и не кричит, а просто стоит с полными ужаса глазами, благоухая собственным страхом).

Впрочем, все эти открытия, теории и предположения, описывают лишь то, в каком причудливом виде мы получаем огромное количество информации из окружающего мира (порой бессознательно).

1111111