ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ РОДЫ БЫЛИ ЛЕГКИМИ И БЕЗОПАСНЫМИ

НУЖНО, ДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ, РОДЫ, БЫЛИ, ЛЕГКИМИ, БЕЗОПАСНЫМИ

ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ РОДЫ БЫЛИ ЛЕГКИМИ И БЕЗОПАСНЫМИ

Родительские заботы начинаются до рождения ребенка. В наши дни буду- щие матери могут выбирать, как им рожать, но это преимущество имеет и обратную сторону: ответственность за правильность выбора. Все больше женщин рожают безболезненно, без страха перед страданиями и осложнениями - их опыт придет вам на помощь. В этой главе мы постараемся изложить все, что вам нужно знать, чтобы принять правильное решение.

РОДЫ РАНЬШЕ И ТЕПЕРЬ

Вам приходилось когда-нибудь си- деть среди группы молодых мам и слушать их разговоры о том, как они рожали? Этого вполне достаточно, чтобы беременная женщина захоте- ла убежать из родовой палаты. Роды не должны быть тяжким испытани- ем, когда страх и боль лишают мать радости давать жизнь своему ребенку. Однако если обратиться к прак- тике родовспоможения, то окажет- ся, что у большинства женщин роды были далеко не идеальными. Сцена первая: роды в 1940-1959 годах Чтобы избежать риска для матери и ребенка, роды переносятся в больни- цу. Так как роды связаны с кровью, наложением швов, болями и последующим возвращением к норме, беременность приравнивалась к болезни, которую "лечила" бригада хирургов. "Больная" поступала в предродовую палату, где ее готовили к родам. Ее нервы напряжены, она плохо воспринимает происхо- дящее; но вот она уже прошла через унизительные процедуры (бритье про- межности, очистительная клизма), вымыта и готова к дальнейшему. Роды по всем признакам вот-вот начнутся, и ее везут в родовую палату, похожую на операционную, с блеском стерильного металла, поворотными лампами и жест- ким столом - как если бы ее оперировали по поводу аппендицита. Вдобавок начинаются всепоглощающие боли. Входит тот, кто должен их облегчить, - еще один член бригады хирургов, анестезиолог. Вот уже боли уменьшаются, но облегчение достигается дорогой ценой - роженица не может контролировать работу, которую совершает ее тело. Одурманенную успокаи- вающими средствами женщину кладут на спину на жесткий стол (теперь мы знаем, что роды на спине вредны для матери и для ребенка). Так как после спинномозговой анестезии ноги роженицы не действуют или она вообще засы- пает, ее ноги фиксируют в "стременах". Все готово для появления ребенка, однако ничего не происходит. Пос- кольку мать не владеет своим телом, она просто не в состоянии родить. Кто-то другой обеспечивает появление ребенка на свет с помощью щипцов. Затем маму отвозят в послеродовую палату, чтобы она пришла в себя после "операции" родов. Несколькими часами позднее она просыпается в своей ма- ленькой палате, все еще на положении больной, без ребенка. Тем временем в палате для новорожденных ребенок приходит в себя после родов, которые он или она никогда не сможет описать. После родов ребенка положили в пластиковую кроватку и отвезли в палату, где он присоединился к другим безымянным новорожденным, лежащим рядом в таких же коробочках. Младенца и мать периодически воссоединяют - для кормления строго через каждые 4 часа, однако большую часть времени они проводят вдали друг от друга, чтобы мать могла "отдыхать", пока ребенок будет находиться на по- печении "специалистов" в детской палате. Через какоето время мама и младенец покидают больницу в большей или меньшей степени чужие друг другу. Сцена вторая: роды в 1960-1989 годах Главные участники процесса взбунтовались - женщины чувствуют, что пришло время рожать по-другому. Их собирают вместе, чтобы научить ро- жать. На занятиях по обучению приемам безболезненных родов будущие мамы узнают, как вести себя, чтобы уменьшить боли и ускорить роды Отцы, раньше отстраненные от круга посвященных, отвоевали кусочек плацдарма и превратились в тренеров. Множатся концепции альтернативных родов. Роды становятся семейным делом. Родильные отделения пустеют. Под давлением финансовых и других проб- лем в больницах начинают прислушиваться к действительно компетентным лицам - к матерям. Часть обслуживающего персонала теперь набирают из числа опытных матерей, так как полны решимости заполучить рожениц обратно. Чтобы остаться в бизнесе родовспоможения, больницы практикуют сочетание трех основополагающих начал: родовые палаты, совместное нахождение матерей и младенцев с тем, чтобы они скорее узнали друг друга и вступили в контакт, грудное вскармливание, которое "открыли" заново. Но одновременно с существенными изменениями в лучшую сторону на сцене появились два злодея, отбросившие родоразрешение обратно в операционную. В начале 70-х годов появилась электронная аппаратура для контроля внутриутробного состояния. С помощью этой аппаратуры предполагается следить, нет ли угрозы для жизни ребенка, и предотвращать ее. Но использование этой аппаратуры создало ту самую проблему, для решения которой она предназначалась (хотя в ряде случаев она приносила пользу и спасла не одну жизнь). Чтобы аппаратура могла выдавать более точную информацию, роженицам предлагали лежать спокойно и (хуже того) в положении на спине.

Младенцы в утробе матери бурно протестовали, и машина выдавала результат: "патологическое состояние плода", что означало перемещение назад, в опе- рационную. Специалисты искали пути разумного использования этой новой медицинской техники, а на сцене появился еще один злодей - неправильная врачебная практика. Когда рождался не совсем "идеальный" ребенок, даже если в этом не было ничьей вины, кто-то должен был расплачиваться. Врачи плати- ли из своего кармана, а матери расплачивались своим телом. Число кесаре- вых сечений подскочило от принятой нормы 5-10% до немыслимых ранее 25-30%. Только подумайте: разве могли быть показания для хирургического вмешательства у 30% рожениц? Прогресс не состоялся, и не из-за недостатков в сложении матерей, а из-за недостатков в практике родовспоможения, принятой в больницах. Матери после хирургического вмешательства большую часть энергии должны были затрачивать на залечивание своих ран, душевных и физических, а для ребенка у них оставалось мало сил.

Здесь может быть Ваша реклама!