Стихи от Гумилева

Стихи, Гумилева

Солнце бросило для нас…

Солнце бросило для нас
И для нашего мученья
В яркий час, закатный час,
Драгоценные каменья.

Да, мы дети бытия,
Да, мы солнце не обманем,
Огнезарная змея
Проползла по нашим граням.

Научивши нас любить,
Позабыть, что все мы пленны,
Нам она соткала нить,
Нас связавшую с вселенной.

Льется ль песня тишины
Или бурно бьются струи,
Жизнь и смерть — ведь это сны,
Это только поцелуи.

Грустно мне, что август мокрый…

Грустно мне, что август мокрый
Наших коней расседлал,
Занавешивает окна,
Запирает сеновал.

И садятся в поезд сонный,
Смутно чувствуя покой,
Кто мечтательно влюбленный,
Кто с разбитой головой.

И к Тебе, великий Боже,
Я с одной мольбой приду:
— Сделай так, чтоб было то же
Здесь и в будущем году.

Над морем встал ночной туман…

Над морем встал ночной туман,
Но сквозь туман еще светлее
Горит луна — большой тюльпан
Заоблачной оранжереи.

Экватор спит, пересечен
Двенадцатым меридианом,
И сон как будто уж не сон
Под пламенеющим тюльпаном.

Уже не сон, а забытье,
И забытья в нем даже мало,
То каменное бытие,
Сознанье темное металла.

И в этом месте с давних пор,
Как тигр по заросли дремучей,
Как гордость хищнических свор,
Голландец кружится летучий.

Мертвец, но сердце мертвеца
Полно и молний и туманов,
Им овладело до конца
Безумье темное тюльпанов.

Не красных и не золотых,
Рожденных здесь в пучине тесной
Т……. что огненнее их,
Тюльпан качается небесный.

На добрую память

После долгих сонных дней
Солнце и письмо любовное,
После стольких дней-теней
Снова время баснословное.

я, как первый человек,
А она, как Ева, кроткая,
Дразнит выгибами век
И медлительной походкой.

Все другие для меня
Точно звери бессловесные,
Я дарю им имена
Золотые и телесные.

Но, как истиный Адам
(Только зная всё заранее),
Я тоскую по плодам
Сладким — с дерева познания.

Когда, изнемогши от муки...

Когда, изнемогши от муки,
Я больше ее не люблю,
Какие-то бледные руки
Ложатся на душу мою.

И чьи-то печальные очи
Зовут меня тихо назад,
Во мраке остынувшей ночи
Нездешней любовью горят.

И снова, рыдая от муки,
Проклявши свое бытие,
Целую я бледные руки.

Природе женщины подобны…

Природе женщины подобны,
Зверям и птицам — злись не злись,
Но я, услышав шаг твой дробный,
Душой угадываю рысь.

Порой ты, нежная и злая,
Всегда перечащая мне,
Напоминаешь горностая
На ветке снежной при луне.

И редко-редко взором кротким,
Не на меня глядя, а вкруг,
Ты тайно схожа с зимородком,
Стремящимся лететь на юг.

http://www.gumilev.ru/main.phtml?cid=10010224

Здесь может быть Ваша реклама!