УМНОЕ ДЕЛАНЬЕ

УМНОЕ, ДЕЛАНЬЕ

Оккультизм и общество

         Во всех религиях и духовных учениях существует постулат о не привязанности к плодам своего труда. Если вы смотрели фильм Бертолуччи "Маленький Будда", то наверное обратили внимание на красивую янтру, которую в тибетском монастыре монахи создают из разноцветного песка и, которую в самом конце фильма сметают легким движением руки. Конечно в буддизме было достаточно времени, что бы разработать и обосновать такие деяния.
          У них масса притч, в которых подвижники выполняют бессмысленную работу, или делают такие вещи, о которых не знают, какие плоды они принесут. Один волоском пилит железную палицу и говорит при этом: "Все равно не отступлюсь, даже если на это не хватит моей жизни!". Другой сидит и шепчет мантры, а когда к нему приходит бог Брахма и говорит: "Чего, ты, хочешь?" (шепотная молитва один из самых мощных инструментов при воздействии на мироздание) отвечает, - Ничего!, - А чего тогда шепчешь?, - А нравиться!. В другой, к такому же шептуну приходит воин и говорит: "Ты ,отдашь мне плод своего подвижничества?", - Конечно отдам, - отвечает тот. Скульптор выдерживает камень тридцать лет в воде реки, что бы тот приобрел определенные свойства и совершенно не ясно, хватит ли его жизни на всю эту затею? И так до бесконечности...Одна из самых любимых моих историй из этого цикла, это рассказ одного японца, который несомненно восходит к притче, о разбойнике, который раскаялся, стал бродячим монахом и искал, чем искупить свою вину. В своих странствиях он набрел на деревушку, которая страдала от безводья, так как реку загораживала от деревни огромная гора. Он решил пробить туннель и дать крестьянам воду. Гора была очень большая, гранитная и было совершенно не понятно, успеет ли он, за оставшуюся жизнь закончить задуманную работу. Он пришел в деревню попросил инструменты и попросил раз в день кормить его. Далее собственно весь рассказ и состоит в том, как он долбит гору и как на это реагируют жители деревни. То они смотрят на него как на ненормального, но община не обеднеет из-за миски риса в день и нескольких инструментов для каменотеса в год. То через семь лет, увидев что один человек сделал так много они решают регулярно поставлять ему помощников и года на три их хватает. Потом видя, что гора все равно огромная они перестают туда ходить. А монах долбит, совершенно не зависимо от того, есть ли рядом помощники. Конец у рассказа все-таки дань японского прагматизма - он завершает работу через тридцать лет в день своей смерти.
          Но и другие традиции также сложили не мало подобного.
          Умное делание исихастов (от греческого htsychia -покой, безмолвие, отрешенность) это фактически тоже самое. "Твори добро и бросай его в воду" звучит рефреном в замечательном мультфильме. Как говорит дворник из замечательной сказки Михаэля Энде "Момо" - Если ты будешь смотреть на всю улицу, которую тебе надо подметать, то ты будешь все время видеть, что работы осталось еще очень много. Надо же получать удовольствие от каждого взмаха метлы и тогда ты никогда не устанешь". Здесь фактически и выражена та суть, которую старались реализовать мистики всех времен

          Мне хорошо под буйство бури
          При кротком свете ночника,
          На тщательной миниатюре
          Чертить узоры лепестка.

          Или в ночи, слагая главы
          И им не ведая конца,
          Припоминать о жажде славы
          В миру, сжигающей сердца
                              (Валерий Брюсов)
          Само деяние может быть любым. Важно то состояние духа, которое обретается при этом. Не случайно в китайских сказках просветление достигается самым разным образом. "Путей к этой цели столько же, сколько существует людей, и столько же проводников, сколько существует учителей дзэн. Как среди учеников, так и среди учителей можно встретить все типы и разновидности китайцев. Типы учеников в этих рассказах обычно не столь четко очерчены, как характеры учителей, однако удача, мне кажется, как и в наших сказках, достается, скорее, неприметным и простодушным, нежели блестящим и умелым. Среди учителей же есть строгие и мягкие, красноречивые и молчуны, скромные и исполненные гордости, есть также и гневные, жаждущие борьбы, даже насилия. (...) множество пробуждений, совершившихся без слов, пробуждений с помощью оплеухи, удара палкой или хвостом яка, с помощью зажженной, а затем вновь задутой свечи. А был еще один учитель, из молчальников, отвечавший на все вопросы своих учеников не словами, но указательным пальцем, который он умел поднять таким красноречивым движением, что наиболее восприимчивые и зрелые ученики при виде этого пальца постигали невыразимое. **
Есть и такие истории, которые, которые при первом прочтении как будто ничего не дают, они напоминают болтовню или перебранку на языке какой-то совершенно чужой породы людей или животных, но когда обращаешься к ним вновь, там открываются двери и окна во все небеса." (Герман Гессе) А один легендарный индийский царь достиг просветления при громкой перебранке брахманов, на тему о достижении пути.
         "Я стою на том и не могу иначе" вот и вся мудрость умного деланья.
         Так и в средние века странствующие рыцари посвящали все свои победы на самых разнообразных поприщах своим прекрасным дамам. И не имело значения, что предмет обожествления мог быть пьяницей или обжорой, сварливой и крикливой и то, что даме чаще всего было глубоко начхать на этого своего воздыхателя, от которого как от козла молока. Такая любовь получила название "куртуазная любовь" и родила огромную куртуазную литературу. Именно этой литературы и начитался спятивший от нее идальго дон Кихот. Cама мысль о том, что что-либо делается предполагая сугубое вознаграждение - для рыцаря дикая. Но время идет и "...Все больше вампиров, все меньше доноров, нехватка крови.
         Любящие люди сосут нас больше, чем остальные, за это и любят.
          Прежде Россия славилась пушниной, лесом и бабами. Теперь бабы стали деловые, волевые, да и корыстные. Прежде, когда становилось постыло, все могла заменить одна женщина. Теперь эту одну найти невозможно.."( К. Володин 1990год). И видно подросло поколение, для которого принцип "Ты мне - Я тебе" самый обычный бытовой императив.
         Это есть у многих. У Сент Экзюпери в "Цитадели" говорится о том, что истинен только тот бог, который не слышит верующего, бог прислушивающийся к молитвам - уже не истинный бог! Впрочем, чего удивляться? Духовная традиция одинакова для всех, просто в разных странах она облекается в разные одежды. Может быть для России это было так же очевидно как для индийца?


http://www.berdyansk.net/club/mist/nom_3/ment.htm

Здесь может быть Ваша реклама!