Как развить шестое чувство

развить, шестое, чувство

Озарения, предчувствия, наитие, решения, подсказанные «спинным мозгом», внезапные приливы энергии и вещие сны... Все это – признаки хорошо развитой интуиции, мощного источника внутренней мудрости, не контролируемой нашим сознанием. Эти 5 упражнений научат вас расшифровать сигналы, которые нам подает интуиция, что поможет найти в себе внутренние резервы справиться с болезнями и избежать неприятностей, добавит вам энергии и уверенности в себе.
Секрет гибкости и выносливости женщин – в их способности принимать решения интуитивно, а не на основе чистой логики. Как и мышцы, интуицию можно развивать.

1. Точная настройка
Освободите свой разум

Прислушавшись к себе, можно понять, не подошло ли время вплотную заняться своим здоровьем и нет ли необходимости отдохнуть. К сожалению, обычно наш разум так забит ежедневной рутиной, что голос интуиции просто тонет среди сиюминутных мелочей, текущих мыслей и дел. Ежедневно выделяйте время, которое проведете в тишине и одиночестве (или занимаясь медитацией). Это поможет вам научиться различать свой внутренний голос, который может явиться в виде внезапного озарения, образа или чувства. Когда вы научитесь не отвлекаться на внешние раздражители, вам станет гораздо проще «читать» внутренние сообщения.

Упражнение:
• Закройте дверь и отключите телефон. Сядьте, выпрямив спину. Закройте глаза.
• Дышите медленно, на выдохе позволяя напряжению постепенно покидать тело.
• Если в ваше сознание начнут вторгаться посторонние мысли, просто отмахнитесь от них.
• Когда ваш разум успокоится, задайте себе конкретный вопрос, например: «Как мне избавиться от боли? Что сказать нагловатой коллеге, чтобы и свои интересы отстоять, и конфликта избежать? Как справиться со стрессом, который у меня постоянно вызывает работа?», и в следующие несколько минут очень внимательно прислушивайтесь к своему внутреннему голосу. Может быть, перед вашим мысленным взором возникнет картинка – «просмотрите» ее, словно кино. Так иногда приходят самые важные жизненные решения.
• Не насилуйте себя, требуя немедленного ответа, но и не отмахивайтесь от предчувствия, даже если оно покажется нелогичным или абсурдным.
• Повторяйте это упражнение почаще, и со временем ответы начнут приходить сами собой. Главное – не упустить их.

Упражнение:
• Оцените людей, проходящих через вашу жизнь. Спросите себя: «Чье присутствие заряжает меня энергией? Чье вызывает утомление? И в каких ситуациях это обычно со мной происходит?».
• Случалось ли так, что после короткого, ничего не значащего разговора на какой-либо вечеринке вы чувствовали себя совершенно разбитой?
• Чувствовали ли вы себя измученной после бесконечно долгого звонка приятеля, избравшего вас «жилеткой», в которую можно выплакать все свои проблемы? Когда вы понимаете, что человек выступает в роли «энергетического вампира», либо постарайтесь избегать его, либо – если он вам дорог – внутренне отстранитесь и защититесь от той негативной «волны», которую он на вас «излучает». При этом попытайтесь построить с этим человеком отношения так, чтобы впредь избегать подобных ситуаций.
• Старайтесь как можно больше времени проводить с людьми, общение с которыми обычно дарит вам прилив положительной энергии, успокаивает, вызывает радость и хорошее настроение.

2. Включите радар
Прислушайтесь к своему телу

Чтобы сохранить крепкое здоровье, следите за реакциями своего тела, ведь оно – тонко настроенный инструмент интуиции. Мы живем рассудком, а ведь часто разум противоречит интуиции, и, отказываясь от внутреннего знания, мы отвергаем резервы жизненной энергии. Переориентируйте себя: не отказываясь от разумных и логичных поступков, все-таки почаще прислушивайтесь к сигналам своего тела. Так вы сможете на ранней стадии обнаружить симптомы болезни, переутомления, усталости вместо того, чтобы действовать с прежней интенсивностью, тем самым подталкивая себя к нервному срыву или травмам. К примеру, нагрузки, которые для всех считаются чрезмерными, вам могут быть вполне по плечу. Зато какой-нибудь эмоциональный пустяк с точки зрения окружающих в вашем внутреннем мире имеет далеко идущие последствия. Так пусть они не доходят до бессонницы и гастрита.

Упражнение:
• Прежде, чем принять какое-либо важное решение, настройтесь на частоту своего тела и послушайте, что оно вам говорит.
• Ощущаете ли вы прилив энергии, когда размышляете об этом деле?
• Чувствуете ли вы, что поступаете правильно?
• Легко ли вам дышится?
• Не сосет ли под ложечкой?
• Не ощущаете ли вы напряжение?
• Не подташнивает ли вас?
• Нет ли у вас комка в горле?
• Это сигналы, которые обычно подает вам интуиция: не спешите отвергать их.

3. Проверка на качество
Как расходовать свою жизненную энергию

Любой живой организм имеет собственное биоэлектрическое поле, а наши нервные процессы регулируются особыми электрическими импульсами. Взаимодействуя с другими людьми и живыми существами (животными, растениями), человек получает от них как положительные, так и отрицательные заряды. В этом энергообмене – вся суть взаимоотношений. Получая положительную энергию, мы испытываем прилив вдохновения и ощущаем поддержку – от любимого мужа, или кота, или кустика фиалок... А приняв порцию негативной энергии, ощущаем усталость, раздражение или неуверенность в себе. Научившись интуитивно улавливать «знак» энергии, которую излучают ваши друзья и коллеги, вы поймете, кто в данной ситуации «питает» вас энергией, а кто ее «вытягивает». Но не спешите делить людей на бескорыстных доноров и законченных вампиров! В зависимости от ситуации, они – и вы сами, в том числе, – можете выступать либо в «отдающей», либо в «забирающей» роли. Если соблюдается баланс – отношения нормальные. Только если вы отдаете больше, чем получаете, стоит задуматься: нужен ли вам этот человек?

4. Запрос в базу данных
Проконсультируйтесь со своими снами

Сновидения посещают нас каждые 90 минут во время фазы быстрого сна, однако разум не всегда их отражает. Расшифруйте запомнившиеся сны. Они дадут вам совет в любви и подскажут выход из сложных ситуаций.

Упражнение:
• Купите тетрадь для записи сновидений и положите возле кровати вместе с ручкой или карандашом.
• Прежде, чем заснуть, задайте себе один конкретный вопрос, например, «Подходит ли мне эта работа?» и запишите его в тетрадь.
• На следующее утро не вставайте сразу, понежьтесь немного под одеялом, вспоминая сны.
• Запишите их тут же, пока они от вас не ускользнули.
• Перечитывая сновидения, высматривайте в них образное отражение вашей ситуации.
• Продолжайте задавать себе вопрос на ночь, пока не почувствуете, что ответ пришел «сам собой».
• Если много лет подряд вести такие дневники, то, перечитывая их и сравнивая повторяющиеся ситуации, можно понять, какие основные проблемы вас волнуют.

5. Смена ориентиров
Настройтесь на активную позицию

Разум неразделимо связан с телом. Исследования доказывают, что оптимистичный настрой улучшает самочувствие человека, а пессимистичный ухудшает. Избавьтесь от позиции жертвы: пересмотрите свои убеждения и выберите из них жизнеутверждающие – и ваше здоровье улучшится.

Упражнение:
• Составьте список «подрывных мыслей» («У меня мало энергии», «Я слишком толстая, чтобы заниматься спортом», «Мне никогда не избавиться от усталости»).
• Замените их жизнеутверждающими («В моих силах быть здоровой и счастливой», «Я заслуживаю порядка в своей жизни»).
• Запретите себе повторять любые негативные, «плохие» мысли не только вслух, но и про себя.
• Повторяйте «хорошие» ежедневно, заставляйте себя, если понадобится, почаще произносить их вслух.

Как развить шестое чувство

Наш тест
Нутром чую...

Интуиция приходит на помощь, когда здравый смысл отказывает, а логика пасует. Но слышите ли вы подсказки внутреннего голоса. Оцените в 1 балл каждое утверждение, с которым согласны.
• Иногда я заранее знаю, что скажет собеседник.
• Мне нравится фиолетовый цвет.
• Порой информация, которую несут сны, удивительно точна.
• Я верю в любовь с первого взгляда.
• Предчувствия меня не обманывают.
• Я горжусь умением разбираться в людях.
• Мне везет в играх на деньги.
• На экзамене мне удавалось вытащить «счастливый» билет.
• Еще не сняв трубку, я часто знаю, кто мне звонит.
• Первое впечатление – самое верное.
Подсчитайте сумму набранных баллов.
Больше 7. Вы удивляете знакомых неожиданными и даже нелогичными поступками, которые, как ни странно, оказываются единственно правильными. «Повезло, но это всего лишь случайность», – думают многие. Нет – прекрасная интуиция!
3-7. Вы прекрасно знаете, что интуиция очень часто помогает принимать верные решения, но, увы, далеко не всегда ей доверяете. Сомневаешься в моей правоте? Ну ладно, молчу, молчу», – обижается внутренний голос.
Меньше 3. Интуиция, по-вашему, – нечто слишком уж эфемерное и ненадежное, чтобы на нее полагаться. То ли дело трезвый расчет: все учесть, взвесить... Только вот жизнь слишком уж часто нарушает тщательно продуманные планы!

Юлия Бржеская

Как развить шестое чувство

Интуиция - дар Божий и далеко не каждый способен её в себе развивать. Дело в том, что интуиция - это одна из четырёх психологических функций наряду с мышлением, чувством и ощущением. Ощущение (сознательное восприятие) противоположно интуиции в том смысле, что интуиция - это восприятие с помщью бессознательного. Функции же имеют то свойство, что если, скажем, у человека ведущей функцией является мышление (интеллектуальная оценочная функция), то чувство (эмоциональная оценочная функция) вытеснена в бессознательное и неразвита. Поэтому для представителей ощущающего психотипа развитие интуиции очень маловероятно, фактически это невозможно. Вот описание того, что из себя представляет интуиция и два интуитивных психологических типа (экстравертный и интровертный) из книги К.Г.Юнга Психологические типы:

Экстравертная интуиция

      Интуиция, как функция бессознательного восприятия, обращена в экстравертной установке всецело на внешние объекты. Так как интуиция есть, по существу, бессознательный процесс, то сущность ее очень трудно постигается сознанием. В сознании интуитивная функция представлена в виде известной выжидательной установки, известного созерцания и всматривания, причем всегда только последующий результат может установить, сколько было «всмотрено» в объект и сколько действительно было в нем «заложено». Подобно тому как ощущение, если оно имеет примат, не есть только реактивный, в дальнейшем безразличный для объекта процесс, а, напротив, есть известная активность, захватывающая объект и придающая ему форму, так и интуиция не есть только восприятие, только созерцание, но активный, творческий процесс, который столько же вносит в объект, сколько извлекает из него. Подобно тому как он бессознательно извлекает свое воззрение, так он, бессознательно же, производит некое действие в объекте.

      Первичная функция интуиции заключается, однако, в простой передаче образов или наглядных представлений об отношениях и обстоятельствах, которые с помощью других функций или совсем недостижимы, или могут быть достигнуты лишь на далеких окольных путях. Эти образы имеют ценность определенных познаний, которые решающим образом влияют на деятельность, поскольку главный вес принадлежит интуиции. В этом случае психическое приспособление основывается почти исключительно на интуиции. Мышление, чувство и ощущение оказываются сравнительно вытесненными, причем больше всего этому подвергается ощущение, потому что оно, в качестве сознательной чувственной функции, более всего мешает интуиции. Ощущение нарушает чистое, непредвзятое, наивное созерцание назойливыми чувственными раздражениями, которые направляют взор на физическую поверхность, то есть именно на те вещи, за которые интуиция старается проникнуть. Так как интуиция при экстравертной установке направляется преимущественно на объект, то она, в сущности, очень приближается к ощущению, ибо выжидательная установка, обращенная на внешние объекты, может с почти столь же большой вероятностью пользоваться и ощущением. Но для того чтобы интуиция могла осуществиться, ощущение должно быть в большей мере подавлено. Под ощущением я в этом случае разумею простое и непосредственное чувственное ощущение как резко очерченную физиологическую и психическую данность. Это надо с самого начала отчетливо установить, ибо, если я спрошу интуитивного, по чему он ориентируется, он начнет говорить мне о вещах, которые как две капли воды похожи на чувственные ощущения. Он будет даже часто пользоваться выражением «ощущение». И действительно, у него есть ощущения, но он ориентируется не по самим ощущениям; они являются для него лишь точкой опоры для созерцания. Они выбраны им на основании бессознательной предпосылки. Главный вес принадлежит не самому физиологически сильному ощущению, но какому-нибудь другому, которое значительно повышается в своей ценности благодаря бессознательной установке интуитивного человека. От этого оно получает, при известных условиях, главную ценность и его сознанию представляется так, будто оно есть чистое ощущение. Но фактически это не так.

      Подобно тому как ощущение при экстравертной установке стремится достигнуть самой подлинной фактичности, потому что лишь этим вызывается видимость полной жизни, так интуиция стремится ухватить наибольшую полноту возможностей, ибо созерцание возможностей наиболее удовлетворяет интуицию. Интуиция стремится к открытию возможностей в объективно данном, поэтому она в качестве добавочной, подчиненной функции (именно когда примат ей не принадлежит) является тем вспомогательным средством, которое действует автоматически, когда ни одна из других функций не способна открыть выход из положения, со всех сторон загороженного. Если примат принадлежит интуиции, то все обыкновенные жизненные ситуации представляются так, как если бы они были замкнутыми пространствами, которые интуиция должна отомкнуть. Она постоянно ищет исходов и новых возможностей внешней жизни. Каждая жизненная ситуация в самый краткий срок становится для интуитивной установки тюрьмой, гнетущей цепью, заставляющей искать освобождения и разрешения. Временами объекты представляются почти преувеличенно ценными, именно тогда, когда им предстоит служить разрешению, освобождению, нахождению новой возможности. Но стоит им сослужить свою службу в качестве новой ступени или моста, как они, по-видимому, лишаются вообще всякой ценности и отбрасываются в качестве обременительного придатка. Факт имеет значение лишь постольку, поскольку он открывает новые возможности, уходящие за пределы самого факта и освобождающие от него индивида. Всплывающие возможности суть принудительные мотивы, от которых интуиция не может уклониться и для которых она жертвует всем остальным.

Как развить шестое чувство

Экстравертный интуитивный тип

      Там, где преобладает интуиция, обнаруживается своеобразная психология, которую сразу можно узнать. Так как интуиция ориентируется по объекту, то заметна сильная зависимость от внешних ситуаций, однако род этой зависимости вполне отличается от зависимости отличающего типа. Интуитивный человек никогда не находится там, где пребывают общепризнанные реальные ценности, но всегда там, где имеются возможности. У него тонкое чутье для всего, что зарождается и имеет будущее. Он никогда не находится в условиях устойчивых, издавна существующих и хорошо обоснованных, имеющих общепризнанную, но ограниченную ценность. Так как он всегда находится в поисках за новыми возможностями, то в устойчивых условиях он рискует задохнуться. Правда, он очень интенсивно берется за новые объекты и пути, подчас даже с чрезвычайным энтузиазмом, но, как только размер их установлен и нельзя уже предвидеть в дальнейшем их значительного развития, он тотчас же хладнокровно бросает их без всякого пиетета и, по-видимому, даже не вспоминает больше о них. Пока существует какая-нибудь возможность, интуитивный прикован к ней как бы силой рока. Кажется, как будто бы вся его жизнь растворяется в новой ситуации. Создается впечатление - и он сам разделяет его, - как будто он только что достиг поворота в своей жизни и как будто он отныне не способен ни мыслить, ни чувствовать ничего другого. Как бы это ни было разумно и целесообразно и если бы даже всевозможные аргументы говорили в пользу устойчивости, ничто не удержит его от того, чтобы в один прекрасный день не усмотреть тюрьму в той самой ситуации, которая казалась ему освобождением и спасением. И сообразно с этим он и начинает поступать с нею. Ни разум, ни чувство не могут его удержать или отпугнуть от новой возможности, даже если она иногда идет вразрез с его прежними убеждениями. Мышление и чувствование, эти неизбежные компоненты убеждения, являются у него менее дифференцированными функциями, которые не имеют решающего веса и поэтому не способны противопоставлять силе интуиции упорное сопротивление. И все-таки только эти функции могут действенно компенсировать примат интуиции, давая интуитивному суждение, которого он, как тип, совершенно лишен. Мораль интуитивного не интеллектуальна и не чувствительна; у нее своя собственная мораль, а именно верность своему созерцанию и добровольное подчинение его власти. Он мало считается с благополучием окружающей среды. Физическое благосостояние окружающих, как и его собственное, не является для него веским аргументом. Столь же мало у него уважения к убеждениям и жизненным привычкам окружающих, так что нередко его считают безнравственным и беззастенчивым авантюристом. Так как его интуиция занимается внешними объектами и чутьем выискивает внешние возможности, то он охотно берется за такие профессии, где он может развить свои способности наиболее многосторонне. К этому типу принадлежат многие биржевые дельцы, «акулы» бизнеса, продюсеры, политики и т. д. Этот тип встречается, по-видимому, еще чаще среди женщин, чем среди мужчин. В этом случае интуитивная деятельность обнаруживается гораздо меньше в профессиональной сфере, чем в общественной жизни. Такие женщины умеют использовать все социальные возможности, умеют завязывать общественные связи, разыскивать мужчин, располагающих различными возможностями, и все с тем, чтобы снова все бросить ради какой-нибудь новой возможности.

      Без дальнейших объяснений понятно, что такой тип имеет чрезвычайное значение как в народном хозяйстве, так и в строительстве культуры. Если у него хорошие задатки, то есть если установка его не слишком эгоистична, то он может оказать необыкновенные услуги в качестве инициатора или по крайней мере поборника всяких начинаний. Он естественный ходатай всякого, имеющего будущность, меньшинства. Так как он (если он установлен не столько на вещи, сколько на людей), предугадывая, постигает в них известные способности и полезности, то он способен так же «создавать» людей. Никто не может лучше его подбодрить своих ближних или воодушевить их на новое дело, даже если он бросит его уже послезавтра. Чем сильнее его интуиция, тем более его эго сливается с увиденной возможностью. Он оживляет ее, он выводит ее наглядно и с убеждающей теплотой, он, так сказать, воплощает ее. Это не актерство с его стороны, это его судьба.

      Такая установка имеет и свои большие опасности, ибо интуитивный слишком легко растрачивает свою жизнь, ибо он оживляет людей и вещи и распространяет вокруг себя некую полноту жизни, которую, однако, проживает не он, а другие. Если бы он мог остаться у дела, то пожал бы и плоды своего труда; но ему слишком скоро приходится мчаться за новой возможностью и покидать свои, только что засаженные поля, с которых другие соберут урожай. В конце концов он уходит ни с чем. Но если интуитивный доходит до этого, то и бессознательное его восстает против него. Бессознательное интуитивного имеет некоторое сходство с бессознательным ощущающего типа. Мышление и чувственный процесс сравнительно вытеснены у него и образуют в бессознательном инфантильно-архаические мысли и чувства, которые можно сравнивать с таковыми же у противоположного типа. Они проявляются также в форме интенсивных проекций и оказываются столь же нелепыми, как и проекции ощущающего типа; но только, как мне кажется, они лишены мистического характера; в большинстве случаев они касаются конкретных, квазиреальных вещей, как-то: сексуальность, финансовые и другие предвосхищения, например предчувствие болезни. Это различие возникает, по-видимому, из вытесненных ощущений реальности. Эти последние обычно обнаруживаются также и в том, что интуитивный внезапно пленяется в высшей степени неподходящей женщиной, или в случае женщины неподходящим мужчиной, и притом вследствие того обстоятельства, что эти лица затронули в нем/ней архаическую сферу ощущений. Из этого вырастает бессознательная навязчивая прикрепленность к объекту, отличающаяся в большинстве случаев несомненной безнадежностью. Такой случай является уже симптомом навязчивости, тоже безусловно характерным для этого типа. Он претендует на такую же свободу и несвязанность, как и ощущающий тип, ибо он подвергает свои решения не рациональному суждению, а исключительно и единственно восприятию случайных возможностей. Он освобождает себя от ограничений, идущих от разума, и поэтому в неврозе подпадает под власть бессознательного принуждения, умничанья, педантического резонерства и навязчивой привязанности к ощущению объекта. Сознательно он обращается с ощущением и с ощущаемым объектом свысока, с чувством собственного превосходства и беззастенчиво. Не то чтобы он считал себя беззастенчивым и вышестоящим, но он просто не видит объекта, который все могут видеть, и проходит мимо него, подобно ощущающему типу; но только последний не видит души объекта. За это объект впоследствии мстит, и притом в форме ипохондрических навязчивых идей, фобий и всевозможных нелепых телесных ощущений.

Как развить шестое чувство

Интровертная интуиция

      Интуиция в интровертной установке направляется на внутренние объекты, как можно было бы с полным правом обозначить элементы бессознательного. Дело в том, что внутренние объекты относятся к сознанию совершенно аналогично внешним объектам, хотя они имеют не физическую, а психологическую реальность. Внутренние объекты представляются интуитивному восприятию в виде субъективных образов вещей, не встречающихся во внешнем опыте, а составляющих содержания бессознательного - в конечном итоге коллективного бессознательного. Эти содержания сами по себе, конечно, не доступны никакому опыту - свойство общее у них с внешним объектом. Подобно тому как внешние объекты лишь совершенно относительно таковы, какими мы их перципируем, так и формы явлений внутренних объектов релятивны и суть продукты их, недоступной нам сущности и своеобразности интуитивной функции.

      Как ощущение, так и интуиция имеют свой субъективный фактор, который в экстравертной интуиции по возможности подавляется, а в интровертной становится определяющей величиной. Хотя интровертная интуиция и получает, может быть, свой пробуждающий толчок от внешних объектов, однако она не задерживается на внешних возможностях, а останавливается на том, что было вызвано внешним внутри субъекта. Тогда как интровертное ощущение ограничивается главным образом тем, что воспринимает посредством бессознательного своеобразные явления иннервации и задерживается на них, интуиция подавляет эту сторону субъективного фактора и воспринимает образ, вызванный этой иннервацией. Например: кто-нибудь испытывает припадок психогенного головокружения. Ощущение останавливается на своеобразном свойстве этого расстройства иннервации и воспринимает во всех подробностях все его качества, его интенсивность, его течение во времени, способ его возникновения и его исчезновения, нисколько не возвышаясь над этим и не проникая до его содержания, от которого расстройство возникло. Интуиция же, напротив, берет из этого ощущения лишь толчок, побуждающий к немедленному действию; она старается заглянуть дальше, за ощущение, и действительно вскоре воспринимает внутренний образ, вызвавший данное симптоматическое явление, а именно головокружение. Она видит образ шатающегося человека, пораженного стрелою в сердце. Этот образ поражает деятельность интуиции, она останавливается на нем и старается выведать все его единичные черты. Она удерживает этот образ и с живейшим сочувствием констатирует, как этот образ изменяется, развивается далее и наконец исчезает.

      Таким образом, интровертная интуиция воспринимает все, что происходит на дальних планах сознания, приблизительно с такою же ясностью, с какой экстравертное ощущение воспринимает внешние объекты. Поэтому для интуиции бессознательные образы получают достоинство вещей или объектов. Но так как интуиция исключает сотрудничество ощущения, то она или вовсе ничего не узнает, или узнает лишь недостаточно о расстройствах иннервации, о влияниях бессознательных образов на тело. От этого образы являются как бы отрешенными от субъекта и существующими сами по себе, без отношения к личности. Вследствие этого в вышеприведенном примере интровертный интуитивный, имевший припадок головокружения, и не подумал бы даже, что воспринятый им образ мог бы как-нибудь относиться к нему самому. Это покажется, конечно, почти немыслимым для человека, установленного на суждение; а между тем это факт, который я часто наблюдал у этого типа.

      Странное безразличие, которое обнаруживает экстравертный интуитив по отношению к внешним объектам, свойственно и интровертному по отношению к внутренним объектам. Подобно тому как экстравертный интуитив постоянно чует новые возможности и идет по их следу, не заботясь ни о своем, ни о чужом благополучии и несчастье, небрежно шагая через человеческие отношения и преграды, и, в вечной жажде перемен, разрушает только что воздвигнутое, так интровертный переходит от образа к образу, гоняясь за всеми возможностями, заключенными в творческом лоне бессознательного, и не устанавливая связи между явлением и собою. Как для того, кто лишь ощущает мир, он никогда не становится моральной проблемой, так и для интуитивного мир образов тоже никогда не становится моральной проблемой. Мир как для одного, так и для другого есть эстетическая проблема, вопрос восприятия, «сенсация». Таким образом, у интровертного исчезает сознание своего телесного существования, так же как и его воздействие на других. С экстравертной точки зрения о нем сказали бы: «Действительность не существует для него, он предается бесплодным грезам». Правда, созерцание образов бессознательного, создаваемых творческой силой в неиссякаемом изобилии, бесплодно в смысле непосредственной пользы. Но поскольку эти образы суть возможности концепций, могущих при известных условиях сообщить энергии новый потенциал, постольку и эта функция, наиболее чуждая внешнему миру, неизбежна в общем психическом домоводстве, так же как и психическая жизнь народа отнюдь не должна быть лишена соответствующего типа. Израиль не имел бы своих пророков, если бы этого типа не существовало.

      Интровертная интуиция захватывает те образы, которые возникают из основ бессознательного духа, существующих априори, то есть в силу наследственности. Эти архетипы, сокровенная сущность которых опыту недоступна, представляют собой осадок психического функционирования у целого ряда предков, то есть это суть опыты органического бытия вообще, накопленные миллионократными повторениями и сгущенные в типы. Поэтому в этих архетипах представлены все опыты, которые издревле встречались на нашей планете. И чем чаще, и чем интенсивнее они бывали, тем явственнее они выступают в архетипе. Архетип, говоря вместе с Кантом, есть как бы ноумен того образа, который интуиция воспринимает и, воспринимая, создает.

      Так как бессознательное не есть нечто неподвижное вроде психического caput mortuum («мертвая голова»), а, напротив, нечто принимающее участие в жизни и испытывающее внутренние превращения - превращения, которые стоят во внутреннем отношении к общему свершению вообще, - то интровертная интуиция через восприятие внутренних процессов дает известные данные, которые могут иметь выдающееся значение для понимания общего свершения; она может даже с большей или меньшей отчетливостью предвидеть новые возможности, а также и то, что впоследствии действительно наступает. Ее пророческое предвидение можно объяснить из ее отношения к архетипам, представляющим собою закономерное течение всех вещей, доступных опыту.

Как развить шестое чувство

Интровертный интуитивный тип

      Когда интровертная интуиция достигает примата, то ее своеобразные черты тоже создают своеобразный тип человека, а именно мистика-мечтателя и провидца, с одной стороны, фантазера и художника - с другой. Последний случай можно было бы считать нормальным, ибо этот тип имеет в общем склонность ограничивать себя восприемлющим характером интуиции. Интуитивный остается обыкновенно при восприятии, его высшая проблема - восприятие и, поскольку он продуктивный художник, оформление восприятия. Фантазер же довольствуется созерцанием, которому он предоставляет оформлять себя, то есть детерминировать себя. Естественно, что углубление интуиции вызывает часто чрезвычайное удаление индивида от осязаемой действительности, так что он становится совершенной загадкой даже для своей ближайшей среды. Если он художник, то его искусство возвещает необыкновенные вещи, вещи не от мира сего, которые переливаются всеми цветами и являются одновременно значительными и банальными, прекрасными и аляповатыми, возвышенными и причудливыми. Но если он не художник, то он часто оказывается непризнанным гением, празднозагубленной величиной, чем-то вроде мудрого полуглупца, фигурой для «психологических» романов.

      Хотя превращение восприятия в моральную проблему лежит не совсем на пути интровертного типа, ибо для этого необходимо некоторое усиление судящих функций, однако достаточно уже относительно небольшой дифференциации в суждении, чтобы переместить созерцание из чисто эстетической в моральную плоскость. От этого возникает особая разновидность этого типа, которая хотя существенно отличается от его эстетической формы, однако все же характерна для интровертного интуитивного типа. Моральная проблема возникает тогда, когда интуитив вступает в отношение к своему видению, когда он не довольствуется больше одним только созерцанием, своей эстетической оценкой и формированием, а доходит до вопроса: какое это имеет значение для меня или для мира? Что из этого вытекает для меня или для мира в смысле обязанности или задания? Чисто интуитивный тип, который вытесняет суждение или обладает им лишь в плену у восприятия, в сущности никогда не доходит до такого вопроса, ибо его вопрос сводится лишь к тому, каково восприятие. Поэтому он находит моральную проблему непонятной или даже нелепой и по возможности гонит от себя размышление о виденном. Иначе поступает морально установленный интуитив. Его занимает значение его видений, он заботится не столько об их дальнейших эстетических возможностях, сколько об их возможных моральных воздействиях, вытекающих для него из их содержательного значения. Его суждение дает ему возможность познать - правда, иногда лишь смутно, - что он, как человек, как целое, каким-то образом вовлечен в свое видение, что оно есть нечто такое, что может не только созерцаться, но что хотело бы стать жизнью субъекта. Он чувствует, что это познание возлагает на него обязанность претворить свое видение в свою собственную жизнь. Но так как он преимущественно и главным образом опирается только на видение, то его моральная попытка выходит односторонней: он делает себя и свою жизнь символической, хотя и приспособленной к наличной фактической действительности. Тем самым он лишает себя способности воздействовать на нее, ибо он остается непонятным. Его язык не тот, на котором все говорят; он слишком субъективен. Его аргументам недостает убеждающей рациональности. Он может лишь исповедовать или возвещать. Он - глас проповедника в пустыне.

      Интровертный интуитив больше всего вытесняет ощущения объекта. Это является отличительной чертой его бессознательного. В бессознательном имеется компенсирующая экстравертная функция ощущения, отличающаяся архаическим характером. Бессознательную личность можно было бы поэтому лучше всего описать как экстравертный ощущающий тип низшего примитивного рода. Сила влечения и безмерность являются свойствами этого ощущения, так же как чрезвычайная привязанность к чувственному впечатлению. Это качество компенсирует разреженный горный воздух сознательной установки и придает ей некоторую тяжесть, так что это мешает полному «сублимированию». Но если вследствие форсированного преувеличения сознательной установки наступает полное подчинение внутреннему восприятию, тогда бессознательное вступает в оппозицию и тогда возникают навязчивые ощущения с чрезмерной привязанностью к объекту, которые сопротивляются сознательной установке. Формой невроза является в таком случае невроз навязчивости, симптомами которого бывают частью ипохондрические явления, частью сверхчувствительность органов чувств, частью навязчивые привязанности к определенным лицам или к другим объектам.

Здесь может быть Ваша реклама!