Классическая восточная поэзия

Классическая, восточная, поэзия

Омар Хайам

Где теперь эти люди мудрейшие нашей земли?
Тайной нити в основе творенья они не нашли.
Как они суесловили много о сущности бога, -
Весь свой век бородами трясли - и бесследно ушли.

Тот избранный, кем путь познанья начат,
Кто в небе на Бураке мысли скачет,
Главой поник, познавши суть свою,
Как небо, - и в растерянности плачет.

Всех, кто стар и кто молод, что ныне живут,
В темноту одного за другим уведут.
Жизнь дана не навек. Как до нас уходили,
Мы уйдем; и за нами - придут и уйдут.

Даже самые светлые в мире умы
Не смогли разогнать окружающей тьмы.
Рассказали нам несколько сказочек на ночь
И отправились, мудрые, спать, как и мы.

За мгновеньем мгновенье - и жизнь промелькнет...
Пусть весельем мгновение это блеснет!
Берегись, ибо жизнь - это сущность творенья,
Как ее проведешь, так она и пройдет.

Классическая восточная поэзия

Видьяпати

Покуда я стою перед тобой,
клянешься, что дана тебе судьбой,
а ухожу — ты и не глянешь вслед...
Твой ложный блеск я приняла за свет.

Но с глаз моих упала пелена,
и мне теперь душа твоя видна.

Я вижу: нет в ней правды ни на грош.
Любовь твоя — слова, а клятвы — ложь.

О, как ты зло смеешься надо мной,
когда твердишь, что верен мне одной!

Довольно же! Мне стрелы грудь разят,
неся одновременно мед и яд.



Он —муж красавицы другой,
и ты — жена другого,
А я — два берега, как мост,
соединить готова.
Все силы приложила я,
чтоб встреча состоялась,
Теперь, о лотос мой, судьбе
довериться осталось.

Готовясь к тайной встрече с ним,
себя укрась прилежно
И помни: колебанья, страх
нас губят неизбежно.

Ступай с надеждой, ведь тебе
вручила верный ключ я,-
Нет никого, кто б не желал
себе благополучья!



В час первого слиянья, первых ласк
бог Камадэва голоден и жаден, —
Будь сдержан — второпях не раздави
сладчайшей из чудесных виноградин.
Не жадничай, стыдливой овладев,
смиряй свое мучительное пламя, —
Достойный лучше с голоду умрет,
чем станет есть обеими руками.

О Кришна! Ты, конечно, очень мудр
и должен знать не хуже, чем другие,
Как боязно слонихе молодой
почуять жезл погонщика впервые.

Она решилась встретиться с тобой
лишь после долгих просьб и увещаний,
Так постарайся милой угодить —
ей сразу станешь ближе и желанней.

Настойчиво к любви не принуждай,
так делают лишь грубые невежды,
Она нежна, — не рань ее души,
в порыве страсти не порви одежды.

С ней наслаждайся лишь до той поры,
пока твой натиск терпит благосклонно,
Но отступи, едва заметишь ты,
что смотрит недовольно, утомленно.

И за руки поспешно не хватай,
увидев, что уйти она готова, —
Так демон Раху, изрыгнув луну,
ее тотчас же не глотает снова.



Любовник несравненный он, полна и ты огнем,
Пускай цветет жасмин любви пышнее с каждым днем.
Торговцы в город собрались на торжище любви,
Повыше цену им назначь — и не продешеви.

Сам Кришна — покупатель твой, и сделка неплоха,
Его невеждой не зови, приняв за пастуха.

В убытке будешь, не сердись: славнее славных он,
Среди пастушек у него шестнадцать тысяч жен.

И не смущайся, что тебя он выше в сотни раз:
Расстелит ложе бог любви —- и уравняет вас.



Сначала волосы укрась
и знак на лбу поставь,
А после подведи глаза —
им живости добавь.
Явись к нему, до самых пят
закутанная в ткань,
А чтоб сильней возжаждал он,
чуть-чуть поодаль встань.

Сперва, душа моя, стыдись —
лишь искоса гляди,
И вспышками лукавых глаз
в нем пламя пробуди.

Наполовину грудь прикрой,
чтоб часть видна была,
Заботься, чтоб тесней твой стан
одежда облегла.

Нахмурься, — но потом на миг
и радость прояви,
Будь сдержанна, чтоб вновь и вновь
он ждал твоей любви.

Какой еще благой совет
тебе необходим?..
Сам бог любви да будет впредь
наставником твоим!

Классическая восточная поэзия

Абу Абдулло Рудаки

Да, верно: к мудрецу наш мир не справедлив.
От мира благ не жди, а будь трудолюбив.
Бери и отдавай, затем что счастлив тот,
Кто брал и отдавал, богатства накопив.

Цветок мой желанный, кумир тонкостанный,
О, где долгожданный напиток твой пьяный?
Он веет прохладой. Меня ты обрадуй
Хмельною отрадой зимы несказанной.

Вещам не зная истинной цены,
Ужель ты создан богом для войны?
Послушай, обладатель жизни краткой,
Ужель тебе сражения нужны?

За право на нее смотреть я отдал сердце по дешевке.
Не дорог был и поцелуй: я жизнь мою вручил торговке.
Однако если торгашом стать сужденно моей плутовке,
То жизнь мою за поцелуй тотчас торгаш отнимет ловкий!

Прелесть смоляных, вьющихся кудрей
От багрянных роз кажется нежней.
В каждом узелке - тысяча сердец,
В каждом завитке - тысяча скорбей.

Здесь может быть Ваша реклама!